eng / рус

Новости

Версия для печати
  • Пресс-конференция, посвященная председательству России в «Группе двадцати»

Пресс-конференция Ксении Юдаевой и Антона Силуанова

3 декабря в РИА Новости состоялась пресс-конференция Министра финансов Российской Федерации Антона Силуанова и российского шерпы, начальника Экспертного управления Президента Российской Федерации Ксении Юдаевой на тему «Председательство Российской Федерации в "Группе двадцати"».

* * *

Ведущая: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Я приветствую всех собравшихся на площадке мультимедийного пресс-центра агентства РИА Новости. Я приветствую наших гостей, участников нашей сегодняшней пресс-конференции, которая посвящена председательству России в «Группе двадцати».

Напомню, что вчера, 1 декабря 2012 года, России перешло председательство в «Группе двадцати», и сегодня в ходе нашего мероприятия мы будем говорить о задачах «двадцатки», целях российского председательства и значении председательства в «Группе двадцати» для нашей страны.

Я с удовольствием представляю наших гостей. Российский шерпа в «Группе двадцати», начальник Экспертного управления Президента Российской Федерации Ксения Валентиновна Юдаева сегодня с нами. И наш второй гость - Министр финансов Российской Федерации Антон Германович Силуанов.

Ксения Валентиновна, не теряя времени, передаю слово вам.

Ксения Юдаева: Спасибо большое! Для введения давайте напомним всем, что такое «Группа двадцати». «Двадцатка» в том виде, в каком она существует сейчас - как саммит на высшем уровне и программа для председательства на высшем уровне, - сформировалась осенью 2008 года на пике кризиса. Тогда это было символом того, что страны все вместе готовы скооперировать свои силы в экономике, для того чтобы остановить острую фазу кризиса и вернуться назад к нормальному экономическому развитию.

Собственно, эта повестка сейчас для «двадцатки» продолжает быть основной. Конечно, острая фаза кризиса пройдена, но далеко не все проблемы, далеко не все дисбалансы ещё решены, поэтому этому уделяется большое внимание.

Также большое внимание уделяется в принципе реформе мировых экономических институтов в связи с тем, что мир сейчас кардинально изменился по сравнению с 1944-1945 годами, когда впервые были созданы мировые экономические институты. Идёт переговорный процесс, в рамках которого меняется вся структура глобального управления в сфере экономики и финансов, и «Группа двадцати», собственно, является сейчас ведущим форумом в этой сфере.

Для России, безусловно, председательство в «двадцатке» есть замечательная возможность сказать своё слово в этом процессе, выступить лидером, продемонстрировать свою точку зрения и, соответственно, провести некоторые наши идеи через этот форум, вместе организовав всех его участников, вместе выработать новую повестку, которая будет способствовать, как мы надеемся, более сбалансированному экономическому росту и более адекватной сегодняшней экономической ситуации, системе международных институтов.

Основные приоритеты нашего председательства сформулированы следующим образом. Во-первых, инвестиции для роста экономики и обеспечения занятости. Мы все прекрасно с вами знаем, что если смотреть на долгосрочную перспективу и среднесрочную перспективу, то рост невозможен без инвестиций. В последние годы инвестиции в мировой экономике по многим причинам замедлились, всё ещё существуют определённые проблемы и на финансовых рынках, и в реальном секторе, поэтому именно эту тему - тему инвестиций мы ставим во главу угла как важную для всё-таки окончательного выхода из кризисной ситуации и перехода к долгосрочному сбалансированному росту.

Вторая тема - доверие и транспарентность на рынках для роста экономики. Вообще, тема роста экономики - центральная в наших приоритетах, как вы сейчас увидите, но понятно, почему доверие и транспарентность на рынках - потому что именно отсутствие доверия... Доверие возникает только в обстановке транспарентности, прозрачности понимания того, что происходит. Но отсутствие доверия во многом является причиной продолжающихся сложностей, в том числе, и прежде всего на финансовых рынках, поэтому теме доверия и транспарентности мы будем уделять особое внимание.

И третий приоритет - эффективное регулирование для роста экономики. Вы прекрасно знаете, что финансовому регулированию «Группа двадцати» традиционно посвящает центральное внимание. И мы в рамках своего председательства тему регулирования рассмотрим шире, в частности, мы будем смотреть и на регулирование в сфере энергетики.

Вокруг этих трёх основных приоритетов, трёх основных сквозных тем мы структурируем всю работу по тем темам, которые в «двадцатке» традиционно обсуждаются. Но нужно сказать, что «двадцатка» отличается тем, что многие темы уже были запущены и каждое следующее председательство должно значительное внимание уделять выполнению решений предыдущих председательств. Плюс решения принимаются консенсусом, поэтому нужно лавировать между тем, чтобы заканчивать существующие темы и вносить новые, исходя, прежде всего, из того, как меняется наше понимание того, что происходит в глобальной экономике, и, собственно, как меняется сама ситуация.

Поэтому, именно исходя из этих приоритетов, обращая на них внимание, мы будем строить всю работу по стандартной повестке, мы не будем вводить никаких принципиально новых тем. Напомню основные направления, по которым ведётся работа.

Первое - это анализ состояния и перспектив мировой экономики и реализация Рамочного соглашения по обеспечению уверенного, устойчивого и сбалансированного роста. Вторая тема - обеспечение занятости, и здесь мы будем ставить упор на создание рабочих мест и борьбу с долгосрочной безработицей, а также создание условий для занятости уязвимых рабочих групп. В-третьих, это реформа финансового регулирования и надзора - традиционная тема для «Группы двадцати», которая, собственно, развилась из встреч министров финансов. Следующая тема - это устойчивое развитие глобальных энергетических рынков. Этой теме также в «Группе двадцати» традиционно уделяется существенное внимание. Поднимается вопрос и о волатильности цен - что можно сделать для смягчения этой волатильности. Как я уже сказала, мы предлагаем посмотреть более широко на проблематику регулирования, как оно способствует инвестициям в инфраструктуру в целом, и будем продолжать начатую мексиканцами тему «зелёного» роста.

Следующая тема - это реформа международной валютно-финансовой системы. Я думаю, Антон Германович более подробно остановится на финансовых вопросах. Дальше - тема содействия международному развитию - тема традиционная для «восьмёрки», «двадцатка» начала ей заниматься после корейского председательства несколько лет назад. И для «двадцатки» это, безусловно, очень важная тема - связь этого клуба, пусть достаточно широкого набора стран, и развитых и несколько менее развитых, но крупных экономик, играющих ведущую роль в мире, их связь со странами с более низким уровнем развития, их способность помогать этим странам в своём развитии. Страны «двадцатки» уделяют этому первостепенное значение.

Следующая тема - укрепление многосторонней торговли. Эта тема для «двадцатки» - принципиально важная с самого начала. Те из вас, кто разбирается в вопросах международной торговли, знают, что это тот вопрос, который можно решать только сообща. Только сообща можно создавать торговый режим, который способствует экономическому развитию для всех. Именно поэтому существуют многосторонние торговые переговоры или переговоры в рамках групп стран. «Двадцатка» ещё в 2008 году поставила себе цель не допустить повторения ситуации 1930-х годов, когда после Великой депрессии произошёл абсолютный развал международной торговли, что способствовало продлению депрессии. Поэтому этой теме в «двадцатке» уделяется первостепенное внимание.

Наконец, тема противодействия коррупции связана с вопросами доверия и транспарентности, о которых я уже говорила. Россия в качестве новых тем будет предлагать тему финансирования инвестиций как основу экономического роста и создания рабочих мест и тему модернизации национальной системы государственного заимствования и управления государственным долгом. Это темы, которыми непосредственно будет заниматься Министерство финансов, поэтому, я думаю, Антон Германович вам подробнее расскажет.

Я бы хотела более подробно рассказать о том, какие мероприятия у нас будут происходить в течение года. Вообще, что такое председательство? Председательство - это, конечно, саммит, но это не только саммит. Председательство - это процесс выработки решений. Сначала вырабатывается повестка, потом она будет подробно прорабатываться. По тем темам, которые я назвала, мы сейчас готовим первые позиционные бумаги, будем их подробно обсуждать с партнёрами на уровне экспертов, на уровне шерп, на уровне замминистров, на уровне министров, выйдем с рекомендациями и с финальным коммюнике к саммиту.

В процессе происходит достаточно много встреч и конференций, также проходят консультации с партнёрами. С партнёрами двух видов: во-первых, «двадцатка» идёт по линии Правительства и Министерства финансов, поэтому нужно сотрудничать с социальными партнёрами, с бизнесом, с гражданским обществом, с профсоюзами, с сообществами молодёжи «двадцатки». У нас будут проходить в течение весны-лета следующего года соответствующие саммиты и встречи, на которых все эти группы будут вырабатывать свои рекомендации «двадцатке», и потом они будут учтены при подготовке итоговых документов.

Второе направление, по которому производятся консультации, - это консультации с другими странами, которые не является странами «двадцатки», потому что «двадцатка» - форум ведущих стран. Экономики «двадцатки», как уже было сказано, - это 90% мирового ВВП, но в мире гораздо больше стран, чем 20. «Двадцатка», для того чтобы действовать эффективно, должна пользоваться доверием всех остальных стран. Она должна выступать лидером в этом процессе, должна вести за собой другие страны. Но для того, чтобы это эффективно делать, нужно сотрудничать с другими странами, нужно доводить до них свои принципы и повестку, нужно обсуждать их с ними и учитывать потребности других стран в своей политике. Поэтому вопросу взаимодействия с другими странами в аутрич-программе и взаимодействия с международными организациями, в том числе с Организацией Объединённых Наций, уделяется в рамках «двадцатки» очень большое внимание. Плюс «двадцатка» очень тесно работает с международными организациями, обладающими очень глубокой экспертизой, - это Международный валютный фонд, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Всемирный банк, Международная организация труда и так далее. Все экспертные международные организации также очень тесно работают с «двадцаткой» по этим линиям.

В рамках своего председательства мы будем пытаться сконцентрировать свои усилия на основных направлениях по линии шерп и по линии Министерства труда. Новацией нашего председательства мы предлагаем сделать первую совместную встречу министров труда и министров финансов, в рамках которой обсудим вопросы, связанные с занятостью.

Давайте на этом я своё вводное слово закончу. Потом буду рада ответить на ваши вопросы.

Ведущая: Спасибо, Ксения Валентиновна. Антон Германович, пожалуйста, продолжите.

Антон Силуанов: На самом деле изначально, действительно, «двадцатка» собиралась для того, чтобы обсудить именно финансово-экономические вопросы. И эта тема как была, так и останется ключевой для обсуждения лидеров наших стран. Действительно, 5-6 сентября пройдёт итоговый саммит лидеров в Санкт-Петербурге, но этому будет предшествовать значительное количество встреч на уровне министров финансов и заместителей министров финансов стран «двадцатки». У нас предусмотрено только на уровне министров финансов четыре встречи и ещё наши коллеги по министерствам финансов будут собираться не меньшее количество раз.

Поэтому будет, в первую очередь, рассматриваться, действительно, ситуация в мировой экономике. Это стандартный вопрос, поскольку ситуация в мировой экономике меняется достаточно быстро. Меры, которые принимаются или которые необходимо принять странам «двадцатки», для того чтобы подкорректировать, улучшить ситуацию в мировой экономике, разработать перечень структурных мер - это всё вопросы «двадцатки».

Ксения Валентиновна правильно сказала о наших предложениях. Необходимо, по нашему мнению, сконцентрироваться на вопросах источников экономического роста, потому что мы видим, что сейчас мировая экономика, темпы её снижаются, в целом ряде стран признаки рецессии. Поэтому как вырулить из этой ситуации, какие источники для экономического роста, для его возобновления могут быть, где их найти, как государство должно, какие меры принимать, какое финансовое регулирование в данном случае использовать, для того чтобы источники финансирования могли быть направлены для производства, экономического роста. Это всё будет обсуждаться в рамках наших приоритетных вопросов.

Правильно было сказано Ксенией Валентиновной о том, что мы ставим вопрос о долговой ситуации в целом ряде стран. Почему у нас происходит замедление темпов роста? Да потому что ситуация с долгами в целом ряде стран такова, что инвесторы обеспокоены, инвесторы видят в том, что высокие долги целого ряда стран приводят к тому, что как эти страны будут реагировать - сокращать государственный спрос, увеличивать налоги, какие-то другие меры принимать? То есть нужно чёткое понимание, как будут двигаться страны, попавшие в такую ситуацию, по сокращению своего долга, потому что без этого и непонятен будет вопрос с источниками экономического роста. Действительно, инвестиции сокращаются на фоне того, что инвесторы не уверены в ближайшем и дальнейшем будущем, как мы уже говорили, что непонятно, как будут реагировать страны на вопросы сокращения долгов. Это может быть повышение налогов, поэтому любые инвестиционные проекты, которые планируют инвесторы в тех странах, в которых могут повыситься налоги, не будут рентабельны, не будут приносить результат, поэтому инвестиции схлопываются.

Так вот, вопрос, какой в этой ситуации дать посыл? Какой дать настрой инвесторам, чтобы (такое слово часто употребляется) доверие инвесторов восстановилось? Это ключевые вопросы, которые будут обсуждаться в ходе нашего председательства. Кроме того, действительно, мы очень серьезно должны будем погрузиться в вопросы совершенствования финансовой архитектуры, вопрос распределения квот, вопрос формулы расчета квот для участия в Международном валютном фонде - они как раз перейдут на наше председательство в следующем году. Те вопросы должны были в основном решиться в 2012 году, но по причине достаточной сложности этих вопросов, поскольку разные группы стран по-разному реагируют на предложения по изменению формулы расчета квот, самих квот, то мы видим, что этот вопрос придется решать в рамках нашего председательства. Надеемся, что он будет решен.

Поэтому тем много, вопросов, которые требуется обсуждать, тоже достаточно. Многое будет зависеть от подготовки этих решений, для того чтобы лидеры наших стран в начале сентября могли принять соответствующие рекомендации для стран, могли принять взвешенное решение по ключевым вопросам мировой экономики.

Ведущий: Спасибо большое, Антон Германович. Коллеги, мы переходим к вопросам. Пожалуйста, поднимайте руки, представляйтесь и говорите, кому задан вопрос.

Вопрос: Газета «Экономика и жизнь». Вопрос Антону Германовичу, но если Ксения Валентиновна захочет ответить, то пожалуйста, буду только благодарен. В экспертных кругах бродит идея о создании так называемых межстрановых макроэкономических коридоров, поясов, зон развития. Ваше отношение к такой идее, и с точки зрения финансирования таких макротерриториальных проектов? Спасибо.

Антон Силуанов: Вы знаете, есть такая тема, она на самом деле очень важная. В чем я вижу смысл развития этой темы? В целом ряде, предположим, развивающихся стран испытывается большой недостаток инвестирования. В то же время эти страны не могут предложить серьезные, крупные проекты, для того чтобы можно было задействовать серьезные источники, которые имеются в других странах. А какие длинные источники? Те же самые пенсионные фонды, страховые фонды, которые имеют деньги, но которые очень консервативно размещают эти ресурсы.

Так вот, вопрос, как трансформировать эти ресурсы, которые находятся в одних странах и ищут своё применение в тех странах, которые нуждаются? Я считаю, что таким инструментом могли бы выступать наши международные финансовые организации, Мировой банк, Банк реконструкции и развития, который мог бы формировать пул проектов в развивающихся странах, которые были бы достаточно крупными, интересными для серьёзных институциональных инвесторов. При участии таких международных организаций деньги из одних стран, которые имеют их, могли бы трансформироваться в другие, которые более нуждаются, при участии, патронировании международных финансовых институтов.

Это очень серьёзная тема, и мы считаем, что в рамках источников экономического роста, развития инвестиций её можно было бы рассмотреть. Такие предложения мировой банк подготавливает и они имеются.

Ведущая: Спасибо. Хотите добавить что-нибудь, Ксения Валентиновна?

Ксения Юдаева: Нет, Антон Германович всё сказал.

Ведущая: Хорошо, тогда переходим к следующему вопросу. В последнем ряду, возьмите микрофон, представьтесь, пожалуйста, задавайте вопрос только по теме пресс-конференции.

Вопрос: «Независимая газета». У меня два вопроса, один вопрос госпоже Юдаевой, второй - господину Министру. Вы знаете, несколько лет тому назад страны-члены Евросоюза говорили о том, что они выйдут из «Группы двадцати», для того чтобы расширить полномочия Европейского союза как организации. В частности, об этом говорил бывший Министр Гордон Браун. Скажите, пожалуйста, сейчас ведутся такие разговоры или они прекратились?

А вопрос господину Министру такой. Вы говорили о том, что один из главных вопросов - это совершенствование мировой финансовой архитектуры. Так вот, с какими идеями выступает сейчас Россия в том, что касается распределения, справедливого распределения квот внутри Международного валютного фонда? Спасибо.

Ксения Юдаева: Спасибо большое! Честно говоря, я даже не слышала, чтобы Великобритания поднимала вопрос о выходе Евросоюза из «Группы двадцати». Такой вопрос сейчас не стоит. Безусловно, серьёзные проблемы наблюдаются в самом Евросоюзе, в том числе со статусом Великобритании как страны Евросоюза, но это другая тема, к «двадцатке» прямого отношения не имеет. Более того, в «Группу двадцати» отдельно входят несколько стран Евросоюза и отдельно Евросоюз в целом.

Антон Силуанов: По вопросам мировой финансовой архитектуры и распределения квот. Сложный вопрос. Что предлагается? Сегодня существует некая формула для расчёта квот стран в рамках участия в Международном валютном фонде (МВФ). Она сложная, зависит от нескольких факторов, таких как объём валового внутреннего продукта. Причём, так, есть доля, рассчитанная по паритету покупательной способности и по номиналу. Есть показатели такие - открытости, изменчивости, есть показатель компрессии.

В общем, если вы хотите посчитать свою долю, нужно будет найти достаточно серьёзного специалиста в этой части. В принципе, это, с одной стороны, не плохо, но с другой стороны, распределение сегодняшнее квот валютного фонда не отвечает нынешним реалиям, потому что мы видим, что развивающиеся страны с развивающимися экономиками серьёзно продвинулись. Они уже не те страны, что были там 5-10 лет назад, поэтому естественно желание таких стран иметь большее влияние в МВФ, большее влияние и на финансовые системы при принятии решений в мировой финансовой системе.

Поэтому наша задача, это, кстати, все прекрасно видят и в МВФ, и в развитых странах, о том, что, действительно, страны с развивающимися рынками должны иметь большую долю в валютном фонде. И вопрос изменения сначала формулы, потом и квот как раз, как мы уже говорили, будет рассматриваться в нашей «двадцатке». Что предлагается? Мы предлагаем упростить эту формулу, сделав максимально её понятной, открытой, с тем чтобы показатель валового внутреннего продукта при распределении долей участия был бы решающим, максимально, так сказать, увеличить его значение.

А показатели открытости, изменчивости, которые зависят от показателей платёжного баланса текущего капитального счёта, их можно, отдельные параметры, вообще исключить из расчёта формулы, а другие параметры либо минимизировать, либо тоже исключить, поэтому мы вообще выступаем за то, чтобы показатель ВВП каждой страны, мировой доли ВВП в мировом ВВП был ключевым. С такой позицией согласны страны БРИКС, с такой позицией согласен ряд стран, таких как США, другие страны. Есть вопросы у европейских стран, особенно небольших государств, которых по этому показателю, ВВП, если мы будем рассчитывать формулу, доля этих стран должна сократиться, поэтому остаются предложения о различных коэффициентах, поправочных коэффициентах, с тем чтобы доля эта сильно не менялась.

Вот, наша задача - найти компромисс, найти решение в этом вопросе. Но мы выступаем, ещё раз повторюсь, за то, чтобы приоритетным, основным показателем был ВВП и его доля в мировом ВВП. На наш взгляд, это наиболее объективный параметр.

Ведущая: Спасибо! Следующий вопрос.

Вопрос: «Россия-24». Такой вопрос: страна-председатель «Группы двадцати» может определить страны, которые будут присутствовать в качестве временных наблюдателей. Есть ли уже какой-то шорт-лист стран, которые Россия рассматривает в качестве подобных стран, и если нет, на ваш взгляд (вопрос к обоим спикерам), какие страны за пределами «двадцатки» могли бы быть наиболее интересны России в таком статусе временных наблюдателей?

Ксения Юдаева: Спасибо большое. Эта тема пока находится в стадии обсуждения, но есть некоторые принципы. Есть страны, которые уже имеют статус постоянных наблюдателей - это Испания, традиционно приглашаются двое лидеров  от африканских стран, традиционно участвуют страны Азии, страна-председатель часто приглашает кого-то из своих соседей в качестве приглашённых стран. Вот этими принципами мы и будем руководствоваться при определении финального списка стран. Безусловно, здесь важны два фактора: достаточно широкое представительство (как я уже говорила, всё взаимодействие с другими странами связано с тем, что «двадцатка» должна взаимодействовать со всеми странами, а не только работать сама на себя), и, конечно же, хотелось бы иметь страны активные, хорошо представляющие себе, как устроена мировая экономика, и могущие внести вклад в решение тех или иных вопросов.

Ведущая: Спасибо. Антон Германович, продолжите? Тогда переходим к другому вопросу. Пожалуйста.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, повышает ли престиж России, в том числе и в «двадцатке», то, что при вступлении в ВТО она уже получает претензии от Евросоюза, например, в связи с введением заградительных барьеров по автомобилям. И у господина Силуанова тоже хотел бы уточнить: этот утилизационный платёж, который вызывает претензии, поступает непосредственно в бюджет?

Ведущая: Вообще-то тема у нас сегодня - «Группа двадцати», поэтому давайте вопросы по ней.

Ксения Юдаева: Давайте я отвечу. Безусловно, тема отказа от протекционистских мер, как мы все знаем, является центральной для «двадцатки», и я уже объяснила, что это связано, в том числе, с воспоминаниями о временах Великой депрессии. Тем не менее, безусловно, какие-то небольшие нарушения все страны допускают, ведётся список протекционистских мер. Россия в этом плане не исключение, но она и не является таким уж серьёзным нарушителем, поэтому это будет рабочий процесс, и я думаю, что в период председательства в «Группе двадцати» эта тема сама по себе влияния оказывать не будет.

Я думаю, что важно с точки зрения логики «двадцатки» по отказу от протекционистских мер - это, действительно, что в этот раз удалось избежать такого экспансионистского роста протекционизма, как это было 70 лет назад, и в целом все страны настроены на то, чтобы продолжать политику и по поддержке переговоров о либерализации торговли.

Более того, «двадцатка» начала более активно обсуждать темы нового формата мировой торговли, который сформировался в последние 20-30 лет. Если традиционно в теории и на практике, в частности в ходе торговых переговоров, мы рассматривали торговлю как торговлю товарами, созданными целиком в той или иной стране, затем стали говорить о торговле услугами, то сейчас гораздо чаще обсуждается тема производственных цепочек, производственно-бытовых цепочек. Вся тематика торговли совершенно по-другому воспринимается, если мы смотрим на неё с этой точки зрения, и этой теме «двадцатка» уделяет первостепенное внимание.

Антон Силуанов: Действительно, вопросы снижения протекционизма в мировой торговле рассматриваются в «Группе двадцати». Буквально все страны выступают против таких решений, поэтому абсолютно согласен с позицией Ксении Валентиновны.

Что касается утилизационного сбора за автомобили, который сегодня введён, - поступает в бюджет около 10 млрд рублей, уже поступило, поэтому здесь можно не беспокоиться.

Ведущая: Спасибо. Девушка в первом ряду. Пожалуйста, вопрос по теме пресс-конференции.

Вопрос: Газета The Moscow Times. У меня два вопроса к Антону Германовичу, если позволите. Первый: потребует ли организация мероприятий «двадцатки», в том числе, встреча глав государств в сентябре, каких-либо значительных финансовых вливаний? Сколько это может стоить, если вы оценивали? И второй вопрос: какие конкретные шаги Россия планирует предлагать на «двадцатке» для улучшения экономической ситуации, решения долговых проблем в Европе?

Антон Силуанов: С точки зрения финансов это обычное наше, так сказать, мероприятие, когда мы предусматриваем ресурсы для проведения такого рода саммитов, будь то саммит АТЭС, будь то другие международные мероприятия. У нас ресурсы предусмотрены в бюджете порядка 5 млрд рублей. Значит, что касается шагов по улучшению долговой ситуации, да? Вы знаете, мы хотим поднять вопрос о так называемых рамочных соглашениях. Что такое рамочное соглашение? Каждая страна «двадцатки» обязалась обеспечить те или иные макроэкономические параметры своей экономики, и в рамках этих параметров есть такие показатели, как дефицит и долг. Целый ряд стран, к сожалению, не выполняет эти показатели, и мы хотим усилить значимость этих рамочных соглашений, усилить мониторинг со стороны международных финансовых организаций, таких как Международный валютный фонд, с тем чтобы всё-таки вопросы бюджетной и финансовой политики стран, у которых есть напряжение с долговой ситуацией, были бы под особым контролем со стороны международных финансовых организаций.

Что сейчас делает, кстати говоря, Европа? Они же делают максимальную консолидацию у себя политик в области денежного регулирования, в области бюджетного регулирования, поэтому сейчас страны еврозоны активно согласовывают свою бюджетную политику. Значит, это, на наш взгляд, очень важное и правильное решение. Мы считаем, что можно было бы более серьёзно сближать позиции по бюджетной политике не только стран еврозоны, но и среди, так сказать, стран мировой экономики, имея в виду особый мониторинг для тех стран, у которых большой объём государственного долга. Поэтому в этом плане будем предлагать таким странам принять программы по снижению своей долговой зависимости. Это очень важно, для того чтобы как раз предприниматели, инвесторы видели, что такая программа есть, есть перечень действий понятных, которые могут привести к сокращению долга, не знаю, со 100% до 80% ВВП. На это потребуется пять лет, условно говоря. Но нужно понимать, чтобы не вслепую принимать решения об инвестиционных вложениях (а с тем, чтобы было понятно, что через некоторое время страна выйдет из этой ситуации), какие меры будут приняты, не отразится ли это на инвестициях соответствующего потенциального инвестора. Это очень важно для принятия такого рода решений, поэтому мы будем предлагать двигаться в этом направлении.

Ведущая: Следующий вопрос.

Вопрос: «Славянские новости». В материалах указано, что 11 декабря пройдёт встреча международных исследовательских центров и что такие встречи призваны давать практические рекомендации по вопросам глобального управления. Хочется узнать, по опыту прошлых лет, насколько эти мероприятия эффективны?

Ксения Юдаева: Спасибо большое. Встреча проходит второй раз, первая такая встреча была в прошлом году в рамках мексиканского председательства, она вызвала большой интерес. Вы знаете, «двадцатка» напитывается идеями, которые создаются в том числе и в экспертном сообществе, и во многом именно в экспертном сообществе, поэтому консультации с экспертным сообществом очень важны, для того чтобы разрабатывать новую тематику, понимать, какие проблемы существуют, какие новые проблемы появляются, как решаются существующие, что ещё можно сделать, в каком направлении нужно корректировать политику или какую новую повестку создавать - всё это чрезвычайно важно. В прошлом году, насколько мы знаем, в рамках мексиканского председательства встреча была достаточно полезной. В этом году во встрече будут участвовать ведущие российские аналитические центры и ведущие аналитические центры стран «двадцатки», в том числе и специализирующиеся именно по вопросам, имеющим отношение именно к деятельности «Группы двадцати», поэтому у нас достаточно серьёзные ожидания от этой встречи.

Ведущая: Спасибо. Да, пожалуйста.

Вопрос: «Российская газета». У меня вопрос к Ксении Юдаевой. Если позволите, вы сказали, что одной из ключевых тем на «двадцатке» будет тема борьбы с коррупцией. Соответственно, у России, очевидно, есть позитивный опыт борьбы и какие-то серьёзные системные меры, которые она может предложить своим партнёрам. Можно об этом чуть поподробнее?

Ксения Юдаева: Спасибо большое. В рамках темы борьбы с коррупцией, как вы знаете, сейчас существует новый план, разработанный буквально месяц или два месяца назад в рамках мексиканского председательства, поэтому усилия будут сконцентрированы на реализации этого плана.

С точки зрения российской повестки представляется важным уделить внимание двум темам. Первая - это взаимодействие с бизнесом, поскольку у коррупции всегда есть две стороны, и бизнес, безусловно, очень важный участник и важная сторона. Второй вопрос - это вообще взаимодействие с обществом, в том числе, с гражданским обществом, и здесь будет уделяться внимание, в том числе, и вопросам, я бы их назвала, просвещения общества и взаимодействия с ним по вопросам борьбы с коррупцией.

Ведущая: Спасибо! Центральная трибуна, в последнем ряду вопрос. По теме пресс-конференции, пожалуйста!

Вопрос: «Аргументы недели». Первый вопрос: кто будет от России курировать вопрос «гражданской двадцатки», будут ли какие-либо сходства с «гражданской восьмёркой» в рамках председательства в «восьмёрке» в 2006 году? И ещё: как Россия будет учитывать интересы своих союзников по СНГ в рамках председательства в «двадцатке»? Будет ли этот вопрос обсуждаться на послезавтрашнем саммите СНГ в Ашхабаде? Спасибо!

Ксения Юдаева: Вы знаете, в «Большой восьмёрке», насколько я помню, Россия была родоначальником вот этих встреч «гражданской восьмёрки». В «Большой двадцатке» эти встречи являются уже традиционными, есть сообщества организаций, которые сотрудничают с «Большой двадцаткой», в основном это организации, занимающиеся вопросами развития. В России есть очень активно сотрудничающие с «Большой двадцаткой» организации, и в первую очередь мы с ними и будем продолжать работу. Ну, кроме того, есть интересы и у Общественной палаты, и, соответственно, мы будем работать с ними и с другими организациями гражданского общества, но прежде всего с теми, кто вот с нами уже работал несколько лет. Если вы знаете, Россия даже ведёт сайт по «гражданской двадцатке», это вот чисто российская инициатива, поэтому здесь, конечно же, традиционные партнёры для нас очень важны.

А про СНГ... Ну, безусловно, мы будем стараться максимально вопросы, связанные с СНГ в «двадцатке», если не ставить, то как минимум учитывать. И, конечно же, с нашими партнёрами по этим вопросам будем консультироваться.

Ведущая: Спасибо. В первом ряду, пожалуйста.

Вопрос: Агентство Reuters. Что касается темы рынка труда и создания рабочих мест, какие конкретные цели Россия хотела бы достигнуть, и решения, которые будут приняты «двадцаткой»? Насколько это возможно в условиях замедления экономического роста стран и более срочных проблем, стоящих перед Европой и США?

Ксения Юдаева: Вы знаете, в отличие от финансового трека мы никакие количественные цели не обсуждали, возможно, пока. Может быть, это хорошие идеи, стоит задуматься о каких-то количественных целях на перспективу, но, тем не менее, мы значимость этой цели собираемся даже немного поднять в рамках нашего председательства именно по тем причинам, о которых вы говорите, потому что проблема безработицы, в том числе и долгосрочной безработицы, очень важна во многих развитых странах, в том числе в Европе. Но не только в Европе, скажем, в Южной Африке это тоже очень серьёзная проблема.

Какие конкретные решения? Прежде всего, в рамках рабочей группы, встречи министров труда будут обсуждаться пакеты мер и конкретные практики, которые та или иная страна или все страны в совокупности могут использовать для того, чтобы решить проблемы безработицы, проблемы создания новых рабочих мест, проблемы структурных преобразований, в том числе на рынке труда.

Антон Силуанов: Я тоже дополню немного. Вопросы рынка труда связаны непосредственно с экономическим ростом, правильно? Поэтому, рассматривая наш основной, ключевой вопрос источников экономического роста, если мы сможем развернуть дискуссию достаточно понятную, конкретную по этому вопросу, если это даст, в конечном счете, результат, то улучшение ситуации с темпами экономического роста приведёт к тому, что и безработица будет сокращаться. Это очевидно, поэтому эти два вопроса связаны между собой, их можно рассматривать неразрывно.

Ксения Юдаева: Так же как и вопрос инвестиций связан с вопросом создания рабочих мест, поэтому мы все эти вопросы связываем друг с другом, рассматриваем в совокупности.

Ведущая: Спасибо. В первом ряду, на левой трибуне. Пожалуйста.

Вопрос: Агентство Bloomberg. Правильно ли я понимаю из вашего ответа, что по поводу финансового рынка и инвестиций есть какие-то конкретные критерии и показатели, которых планируется достичь или обсудить?

Ксения Юдаева: Во-первых, есть Группа по Рамочному соглашению об устойчивом и сбалансированном экономическом росте, и там страны обсуждают направления, по которым оценивается ситуация в разных странах, и есть набор показателей. Что я имела в виду более конкретно? Если помните, на саммите в Торонто, если я не ошибаюсь, было принято решение о сокращении бюджетных дефицитов в 2 раза как раз к 2013 году. Мы знаем, что значительная часть стран, кроме, кстати, России, этих целей не достигла, и, безусловно, мы будем проводить определённое обсуждение по этому вопросу. Собственно долговая тематика, как рассказал Антон Германович, с этим напрямую связана. Теперь, конечно же, уже не ставится вопрос о том, чтобы все сокращали более-менее одинаковыми темпами, скорее это индивидуальные обязательства, но, тем не менее, в рамках финансового трека, финансового направления, конечно же, достаточно часто рассматриваются конкретные показатели.

Ведущая: Спасибо. Пожалуйста.

Вопрос: Агентство «Прайм». Антон Германович, вы говорили сейчас о том, что бюджетная политика остаётся в числе приоритетов повестки, но многие участники, в том числе на предыдущих встречах, говорили о том, что дисбалансы в мировой экономике и цели по бюджетным ограничениям, снижению государственного долга можно бы пересмотреть и смягчить. Считаете ли вы возможным смягчение этих целей ради целей развития? Спасибо.

Антон Силуанов: Вы знаете, я, наверное, больше года участвовал во встречах министров финансов «двадцатки» и могу сказать следующее. Где-то год назад, наверное, даже чуть побольше, часто были споры относительно того, что всё-таки важнее - бюджетная консолидация или экономический рост, как сокращение госрасходов повлияет на государственный спрос и, соответственно, темпы экономики. Может быть, в странах, которые имеют большие долги, не торопиться их снижать, не торопиться выходить на низкие дефициты бюджетов, а пускай лучше страны с развивающимися рынками, которые имеют профицит и платёжного баланса, и бюджетов, пусть они увеличивают государственный спрос, и, соответственно, за счёт них можно было бы вытаскивать мировую экономику. Но в последнее время таких разговоров становится всё меньше, потому что всем понятно, что без сокращения уровня долга никакого экономического роста, в конечном счёте, быть не может по тем причинам, о которых я уже говорил.

Поэтому я считаю, что основной тренд в странах с большим уровнем долга должен заключаться в том, чтобы иметь программу по снижению этого уровня долга. И только после этого можно говорить о восстановлении экономического роста, поэтому бюджетный вопрос - как сбалансировать бюджет, за счёт каких расходов, повышать ли налоговую нагрузку?

Кстати говоря, сокращение расходов, так называемая бюджетная консолидация, не всегда одинаково действует. То есть разные расходы есть: можно сокращать расходы на инфраструктуру и инновации - это действительно бьёт по экономическому росту, а можно сокращать неэффективные льготы, положим, льготы, которые есть в социальной сфере и так далее, переходить на адресность, нуждаемость - в меньше степени влияет на экономический рост. Поэтому вопрос и такой структуры консолидации, бюджетной консолидации, тоже очень важен.

Поэтому ваш вопрос был: может быть, смягчить требования по жёсткости бюджета? Нет, большинство стран, развитых стран, которые имеют даже большой уровень долга, всё равно признают то, что необходимо иметь такие программы. Вопрос политический, конечно, смогут ли главы государств такие программы провести. Это вопрос искусства, конечно, каждой страны, как это сделать, как объяснить это своим гражданам, с тем чтобы они поняли, что всё равно необходимо избавляться от того, что накоплено было, может быть, другими правительствами, накопленные долговые обязательства. Жили не по средствам, так нельзя делать, поэтому когда-то нужно за это дело расплачиваться. Вопрос программы, вопрос динамики сокращения, вопрос это ключевой, для того чтобы инвесторы поверили в те или иные страны и начали возобновлять свои инвестиции в них. Спасибо!

Ксения Юдаева: Я бы хотела добавить по этому вопросу, если можно. Вот когда говорят «дисбалансы», под этим словом часто понимают разные вещи. Вообще классически изначально дисбалансы - это дисбалансы в торговле. Существенный дисбаланс - это в торговле США и Китай, большой профицит в Китае и, соответственно, большое накопление резервов, большой дефицит в Соединённых Штатах, ну и, соответственно, рост государственного долга, в том числе тот, который держит Китай. Это традиционный глобальный дисбаланс в постановке вопросов в 2000-е годы. Второй такой же серьёзный дисбаланс - это внутриевропейский, между Германией и странами периферии. Ну и это первое понимание проблемы.

Второе понимание проблемы - это, безусловно, большие долги, прежде всего, государственные, но очень часто не столько государственные, сколько частные, которые рискуют стать государственными в отдельных странах. Почему я говорю про частные, которые рискуют стать государственными? Есть несколько примеров, Испания. Там, собственно, государственный долг не очень большой, но существенные проблемы в банковской системе, и поэтому Евросоюз так много внимания и уделял вообще вопросам создания банковского союза, как будет оказываться помощь банкам разных стран именно в связи с испанской проблемой. Ирландия - то же самое, свой собственный долг у неё был очень небольшой, но обанкротилась вся банковская система, так что долг вырос сразу в несколько раз государственный в этой стране после оказания поддержки банкам, и так далее.

Когда говорят о том, что проблема дисбалансов снизилась, чаще всего имеют в виду именно торговые дисбалансы, потому что, если мы посмотрим на ситуацию в торговле, то да, снизился, скажем, дефицит американский, профицит китайский, в Европе немножко медленнее идёт коррекция, но она тоже происходит, в том числе и в результате политик, которые проводят в последнее время страны периферии.

Но проблема, которую все исследователи поднимают, связана с тем, что эта коррекция дисбалансов произошла за счёт экономического спада, а не за счёт экономического роста, то есть серьёзных структурных изменений, которые бы позволили странам расти более сбалансированно, пока ещё не произошло или они только начинают происходить. Во всяком случае, в приложении к американской экономике мы знаем, что в неё начинают перетекать назад многие промышленные компании. Это связано и с удорожанием производства в Азии, и с тем, что Америка стала большим производителем дешёвого газа и становится большим производителем дешёвой нефти. Соответственно, некоторые отрасли туда перетекают, за счёт этого происходит ребалансировка. Пока ребалансировка произошла в основном за счёт экономического спада, поэтому эта тема остаётся на радарах экономической политики, и ей будет уделяться достаточно много внимания.

Что касается долговой проблемы, я бы поддержала Антона Германовича. Сейчас постановка вопроса вообще изменилась, да? То есть это не противопоставление долга, политики снижения долга и политики экономического роста, да, это два вопроса. Первый, политика снижения долга - это политика роста доверия и выхода к сбалансированному экономическому росту. Второе - проводя политику снижения долга и политику снижения дефицитов, можно выбирать такие меры, которые либо способствуют поддержанию экономического роста, либо как минимум в наименьшей степени влияют на него отрицательно. Это очень важный вопрос, в том числе и вопрос искусства проведения бюджетной политики.

Ведущая: Спасибо! Ещё вопросы есть? Ну, рук не вижу. Видимо, вопросы иссякли у журналистов. Мне остаётся лишь поблагодарить наших гостей за интересный разговор. Спасибо, всего доброго! Приходите к нам ещё!

Мультимедиа