eng / рус

Новости

Версия для печати
  • Директор Департамента международных финансовых отношений Министерства финансов России Андрей Бокарев

Подотчётность в «Группе двадцати» в год российского председательства

Интервью директора Департамента международных финансовых отношений Министерства финансов Российской Федерации Андрея Бокарева по вопросам подотчётности деятельности «Группы двадцати» в год российского председательства.

* * *

Вопрос: Почему вопросы прозрачности и подотчётности важны для «Группы двадцати»?

Андрей Бокарев: Работа G20 по обеспечению прозрачности и подотчётности деятельности форума идёт в духе времени и отвечает тем требованиям, которые выдвигаются со стороны гражданского и делового сообщества и широкой общественности. Этот вопрос является приоритетным в рамках деятельности любых рабочих групп, как по линии финансового трека, так и процесса шерп.

Сегодня звучат критические отзывы в адрес «двадцатки». Высказывается мнение, что группа представляет собой закрытый клуб, взявший на себя ответственность за принятие решений и выработку рекомендаций для мировой экономики в целом при том, что уровень представительства «двадцатки» сравнительно невелик. Поэтому мы считаем необходимым обеспечить достоверность и открытость в представлении результатов деятельности «Группы двадцати» для всего международного сообщества. Вместе с тем, очень важно, чтобы оно не становилось самоцелью. Работа G20 в любых форматах не должна сводиться к подготовке отчётов, самоотчётов и попыткам на ежегодной основе оправдывать своё существование, каждый раз подчёркивая, что последние 12 месяцев мы не потратили впустую.

Нельзя сказать, что в G20 существует некий единый универсальный подход к обеспечению прозрачности и подотчётности деятельности рабочих органов. Схемы обеспечения подотчётности по каждому конкретному направлению выстраиваются в зависимости от тем, от приоритетов. К примеру, в случае Рамочного соглашения по обеспечению уверенного, устойчивого и сбалансированного роста, осуществление регулярной оценки и публикация результатов предполагались изначально. Такие отчёты становятся приложением к декларации лидеров по итогам саммита.

С другой стороны, есть ряд направлений и тем, где процесс отчётности представлен в менее ясной форме. Безусловно, публикуется информация о достигнутом прогрессе, об обсуждаемых темах; однако нельзя сказать, что есть чётко сформировавшаяся форма, порядок сбора и анализа информации со всех стран, их представления международным организациям или для аккумулирования текущим председательством G20. В ряде случаев этого нет.

В то же время, наблюдается заметная тенденция в пользу обеспечения большей прозрачности и подотчётности деятельности форума по всем направлениям.

Вопрос: С 2008 года «Группа двадцати» заявила о своей готовности отчитываться за выполнение взятых на себя обязательств, однако только в последние два года «двадцатка» начала определять основные принципы подотчётности. Какой прогресс в этом направлении ожидается в год российского председательства?

 Андрей Бокарев: Здесь стоит обратиться к конкретным направлениям работы G20. Начать лучше всего именно с реализации Рамочного соглашения по обеспечению уверенного, устойчивого и сбалансированного роста. Основные подходы к процессу - подготовка ежегодных докладов, проведение анализа того, насколько страны выполняют принятые обязательства, насколько реализуемые на национальном уровне меры соответствуют решениям, принятым «двадцаткой» в целом - все эти подходы уже были выработаны ещё в 2009 году в ходе британского председательства. И с той поры скорее речь идёт о совершенствовании, модификации процесса отчётности, но не об изменении его сути.

В рамках данного направления и деятельности рабочей группы по Рамочному соглашению существует так называемый процесс взаимной оценки, когда на регулярной основе, ежегодно и в соответствии с согласованной матрицей все страны предоставляют необходимые данные. Матрица включает в себя перечень ключевых показателей, отражающих степень влияния той или иной страны на состояние мировой экономики, на развитие взаимоотношений и темпов экономического роста самих стран «двадцатки». МВФ играет здесь головную роль с точки зрения свода, обобщения этой информации и подготовки оценки.

Не буду скрывать, не всегда оценки и видение ситуации национальных властей и МВФ абсолютно совпадают. Более того, в качестве достаточно любопытного примера могу привести ситуацию, возникшую пару лет назад, когда директором-распорядителем МВФ был Доминик Стросс-Кан. На одной из встреч финансовой «двадцатки» он заявил, что либо сами национальные власти смотрят на ситуацию в экономике и на финансовых рынках и оценивают перспективу развития слишком оптимистично, либо МВФ и страны оперируют разными данными, поскольку, отталкиваясь от одних и тех же показателей, эксперты фонда приходили к несколько иным выводам, и их мнение зачастую было гораздо менее оптимистичным. На мой взгляд, при всей кажущейся парадоксальности этой ситуации, она является неплохим примером того, что в G20 есть возможность сопоставить разные оценки, разные взгляды, разные экспертные точки зрения и выработать в результате единое видение. Как известно, истина всегда где-то посередине.

Помимо процесса взаимной оценки, дополнительным направлением работы по обеспечению прозрачности является принятие странами перечня обязательств по реализации определённых мер политики и структурных реформ. Речь идёт о монетарной, курсовой, бюджетно-налоговой политике. Страны формируют перечень своих приоритетов. Безусловно, эта матрица не включает абсолютно все направления реформ, да и не ставится такая задача. Здесь учитываются ключевые позиции, которые отвечают приоритетам G20 и способствуют обеспечению устойчивого и сбалансированного роста мировой экономики, национальных экономик, после чего происходит оценка прогресса по этим критериям на регулярной основе. В настоящий момент данный формат предполагает формирование прогноза на 5 лет. Затем в течение 5 лет происходит мониторинг выполнения этих обязательств - насколько страны их выполняют, насколько очевидна тенденция к достижению поставленных целей. При этом предусмотрена возможность составления рекомендаций, пожеланий странам в том случае, если, по мнению международных организаций и других стран «двадцатки», объём принимаемых мер недостаточен или темпы реализации реформ не очевидны и не позволят достичь ранее запланированных целей.

Новый подход к оценке хода реализации структурных реформ введён в практику G20 с этого года. Хотя основные положения этой практики проговаривались достаточно давно, в этом году проведён первый подобный опыт. Речь идёт о том, что оценку хода выполнения странами структурных реформ и политики в разных секторах дают не только международные организации - МВФ, Всемирный банк и ОЭСР, - но и сами страны. К примеру, страна «А» оценивает степень выполнения тех или иных обязательств страной «Б», а страна «C» осуществляет такой же анализ в отношении страны «А». Применительно к Российский Федерации оценку хода реформ в давали в этом году коллеги из Австралии, а мы, в свою очередь, оценивали предоставленную информацию и ход выполнения обязательств Республики Корея.

Стоит отметить, что в рамках российского председательства будет сделан акцент на мониторинге выполнения обязательств в сфере среднесрочной фискальной консолидации и это найдёт отражение в документах, подготовленных к саммиту лидеров. Сегодня тема фискальной консолидации активно обсуждается в различных форматах. Как известно, в ходе предыдущих саммитов, и в том числе, в прошлом году в рамках мексиканского председательства, уже были зафиксированы обязательства, в соответствии с которыми страны «двадцатки» должны сформулировать новые параметры по взятым на себя ранее обязательствам и стратегию среднесрочной бюджетной консолидации и дать обновлённые обязательства по достижению сбалансированного уровня долга, уровня дефицита бюджета и так далее. В первую очередь речь идёт о странах с развитой экономикой. Это некий update принятых на себя в 2010 году обязательств по итогам саммита в Торонто. Нельзя сказать, что процесс идёт легко и просто. Есть разные точки зрения, разные подходы. Тем не менее, оценка в этой области также будет осуществлена.

Кроме того, сегодня активно ведётся диалог о том, чтобы распространить - может быть в добровольном порядке - это обязательство и на страны с формирующимися рынками. Не все единодушно готовы поддержать эту идею, но в целом, я считаю, будет правильно, если все страны «двадцатки» всё-таки выскажут свою позицию в отношении этих проблем. Безусловно, пока сложно оценить и дать прогноз того, как эти стратегии будут сформулированы, какие конкретно показатели дадут страны. Но мы рассчитываем, что публикация этих данных станет одним из зримых достижений нашего председательства и одним из конкретных результатов, о которых можно будет заявить на саммите лидеров.

Говоря о других направлениях работы, необходимо упомянуть такую тему, как реформа финансового сектора, финансовое регулирование. Структура отчётности здесь несколько отличается от принятой в группе по реализации Рамочного соглашения. Основную работу по подготовке данных по оценке, выводов и рекомендаций по дальнейшему ходу реализации реформ здесь обеспечивает Совет финансовой стабильности. Этот подход согласован всеми странами, совет обладает необходимой экспертизой и уровнем понимания проблем. Естественно, все страны «двадцатки» являются членами совета. На регулярной основе и к каждому саммиту совет готовит подробный доклад о достигнутом прогрессе в ходе реализации дальнейших реформ в сфере финансового регулирования - в том числе, включая анализ ситуации по отдельным странам. Традиционно, такой доклад является приложением к декларации лидеров. В этом году не будет исключения из правил и попытки отойти от ставшей традиционной практики. На мой взгляд, этот процесс эффективен и достаточно точно отражает те проблемы, которые остаются в этом секторе, и те задачи, которые G20 предстоит решать в ближайшее время. Отчёт Совета финансовой стабильности достаточно чётко фиксирует достигнутые результаты, поэтому, по нашему мнению, в части финансового регулирования нет необходимости менять формат процесса оценки и анализа результатов. Я думаю, что в ближайшее время не только российское, но и последующие председательства сохранят свою приверженность этой схеме. Работа в этом контексте будет продолжена.

В то же время, не секрет, что есть ряд направлений работы в рамках тематики финансового регулирования, где процесс оценки ситуации в тех или иных странах формируется на добровольной основе. Под эгидой Совета финансовой стабильности формируются специальные группы, команды экспертов из разных стран, заинтересованных в том, чтобы принять участие в оценке той или иной экономики, в подготовке рекомендаций. Естественно, здесь речь идёт об участии именно компетентных специалистов, экспертов. Случайных людей в таких командах быть не может, поэтому уровень, степень достоверности информации, получаемой по результатам их оценок, достаточно высокая. Подобного рода доклады также могут рассматриваться в качестве достаточно серьёзного источника информации, на который можно полагаться в процессе подготовки заключений и анализа работы «двадцатки» в целом.

В части вопросов, связанных с тематикой международной финансовой архитектуры, процесса отчётности сегодня нет, и пока вопрос в таком ключе не ставится. В рамках данного направления обсуждаются достаточно разные вопросы: здесь и реформа международных финансовых институтов, в первую очередь МВФ; вопросы деятельности региональных финансовых механизмов; здесь и предложенная российским председательством разработка и совершенствование рекомендаций по управлению суверенным долгом; а также ряд других направлений работы, предлагавшихся предыдущими председательствами, включая расширение корзины валют СДР, увеличение числа резервных валют, - целый ряд тем, некоторые из которых рассматриваются на постоянной основе, а другие предлагаются конкретным председательством и, как только по ним достигается определённый прогресс, отходят на второй план. Как правило, основные оценки хода реализации работы и реформ в этой области даются со стороны МВФ.

Нельзя сказать, что в этой сфере существует некий определённый формат и вид докладов, отчётов, которые фиксировали бы результаты. Тем не менее, МВФ совместно с рабочей группой по международной финансовой архитектуре на регулярной основе отслеживают ход переговорного процесса, достижения договорённостей и выполнения предыдущих обязательств. Другое дело, что на этом направлении процесс оценки менее формализован. Однако, на мой взгляд, это не является препятствием для работы. И если «двадцаткой» достигнуты определённые успехи или, наоборот, если есть проблемы в решении конкретных задач, они будут учтены в ходе оценки, и это не связано с тем, насколько формализованной является система отчётности и насколько чётко выстроен процесс получения рекомендаций, в том числе со стороны гражданского общества и стран за пределами «двадцатки». Вряд ли это можно расценивать как препятствие, создающее значительные проблемы.

Вопрос: Какие шаги предпринимаются в год российского председательства для улучшения тех документов, которые были подготовлены «Группой двадцати» в прошлом году в рамках процесса подотчётности?

Андрей Бокарев: Возвращаясь к вопросу Рамочного соглашения, можно сказать, что в этом году матрица, в соответствие с которой представляются данные для оценки, меняется, появляются дополнительные разделы. Она становится более всеобъемлющей, отражены более чёткие формы суждения и выводы относительно приоритетов в среднесрочной перспективе.

Во-вторых, как я уже говорил, в этом году появился первый и весьма позитивный опыт осуществления взаимной оценки и подготовки рекомендаций странами друг другу, а не только подготовка заключений международными финансовыми организациями. На мой взгляд, это интересный опыт, и его можно было бы в дальнейшем продолжить, хотя никто не ставит под сомнение уровень квалификации и экспертизы международных организаций, никто не предлагает отказаться от услуг МВФ в этом вопросе. Здесь, безусловно, есть аспекты, связанные с тем, что не всегда страна, проводящая оценку, её национальные власти, участвующие в этом процессе, - прежде всего министерства финансов, центральные банки, - обладают в достаточной мере всей информацией о ходе реформ в другой стране. Поэтому здесь есть определённый элемент субъективизма. И нельзя сказать, что те выводы и рекомендации, которые даются по результатам оценки странами друг друга, абсолютно достоверны и соответствуют действительности. В то же время, такие оценки позволяют посмотреть на политику одной страны глазами экспертов из других экономик, и это даёт достаточно интересную картину сопоставления.

В-третьих, как я уже упоминал, в 2013 году - с учётом конкретных поручений лидеров и приоритетов российского председательства - особый акцент будет сделан на обсуждении среднесрочных стратегий бюджетной консолидации; на показателях долговой устойчивости, дефицита бюджета; на формулировании стратегии достижения в среднесрочной перспективе новых приемлемых индикаторов; и формулировании конкретного перечня реформ, которые позволят обеспечить сбалансированность ситуации с долгом и дефицитом в обозримой перспективе.

Вопрос: В принятой в Лос-Кабосе декларации лидеров рабочей группе по содействию развитию предлагается «к следующему саммиту исследовать возможные пути обеспечения оценки и подотчётности действий "Группы двадцати" в сфере содействия развитию». Как группа отвечает на это предложение? Будет ли формат отчётности группы в этом году отличаться от формата, описанного в приложении к принятому в Лос-Кабосе Плану действий по обеспечению экономического роста и созданию рабочих мест?

Андрей Бокарев: Переходя к деятельности рабочей группы по развитию, в которой Россия в этом году является председателем, хотелось бы упомянуть о том, что в прошлом году в Лос-Кабосе лидеры G20 дали поручение подготовить первый за время деятельности группы доклад об отчётности (Development Accountability Report), содержащий анализ итогов и результатов работы группы за последние три года, то есть с момента её создания. Такая работа в настоящий момент активно ведётся. Уже прошло несколько заседаний рабочей группы. Мы ожидаем, что итоговый текст доклада будет подготовлен к июлю, к последней встрече шерп перед саммитом, с тем чтобы иметь возможность официально представить доклад накануне саммита лидеров и продемонстрировать конкретные результаты работы «двадцатки» по направлению проблематики развития.

Не секрет, что и в самой «двадцатке», и со стороны ряда других государств и организаций, в том числе организаций гражданского сообщества, звучали определённые критические замечания по поводу деятельности группы по развитию. Именно этот формат работы «двадцатки» вызывает вопросы. Не всегда имеется чёткое понимание, чем «двадцатка» занимается в сфере развития, какие конкретные шаги и решения были приняты, каких конкретных результатов это позволило достичь.

На сегодняшний день, всеми странами «двадцатки» уже согласованы подходы к этому докладу, утверждён его формат. Есть чёткое понимание того, как он будет выглядеть. Фактически сейчас ведётся техническая работа по содержательному наполнению доклада, по подготовке конкретных примеров деятельности работы группы; того, как её решения реализовывались на местах, в тех или иных развивающихся странах. Соответственно, такие примеры тоже будут включены в доклад.

Безусловно, принципиально важным и для наших партнёров по «двадцатке», и для российского председательства в целом при работе по данному направлению и подготовке этого доклада стало участие в работе над ним самих стран-партнёров - тех, кто является основными бенефициарами решений и инициатив, которые принимаются «двадцаткой». Поскольку нам было важно отразить в докладе не только истории успеха, но и обозначить те проблемы и сложности, с которыми на данный момент мы сталкивается в этой области. Важно продемонстрировать странам-бенефициарам и получить их подтверждения того, какое решение оказалось успешным, а какое - менее результативным, какого рода механизмы и подходы оказались наиболее эффективны; что работает, а какие идеи сталкиваются с наибольшими сложностями или недопониманием. По итогам состоявшихся консультаций со странами-партнёрами стало очевидно, что в данной сфере не хватает определённого рода visibility - наглядной демонстрации конкретных результатов, понимания того, чем группа занимается, что делается в этом направлении.

В этом году доклад Development Accountability Report будет опубликован впервые. В дальнейшем он будет публиковаться на регулярной основе. Не исключено, что каждое следующее председательство будет готовить такой доклад. Здесь, в какой-то степени, заимствована практика G8, поскольку там начиная с 2010 года подобные доклады публикуются регулярно. В «двадцатке» это первое упражнение такого рода, и оно выпало на нашу долю. Есть определённые сложности, в том числе и в силу того, что не все страны «двадцатки» имеют подобный опыт, возникают некоторые вопросы и сложности. Но в целом, я считаю, что мы достаточно далеко продвинулись в подготовке этого документа, и он должен получиться весьма достойным.

В течение марта-апреля Россия и ряд стран, активно участвующих в работе группы по развитию (например, Австралия, Франция, Великобритания) и другие, коллективными усилиями, распределив сферы обязанностей, провели серию различных мероприятий, как на территориях наших стран, так и на территории стран-партнёров. Целью этих мероприятий стала не только популяризация деятельности «двадцатки» и рабочей группы по развитию, но и получение предложений и рекомендаций от стран-партнёров: как они видят дальнейшую активность «двадцатки» на этом направлении, на что следовало бы обратить внимание и как можно было бы повысить эффективность работы. Мы получили очень много отзывов, даже больше, чем мы первоначально рассчитывали. Собрана большая база данных, которой можно оперировать не только при подготовке доклада, но и в дальнейшей работе.

В этой базе данных содержится достаточно много рекомендаций, пожеланий, предложений. Причём эти предложения высказаны как представителями национальных властей стран-партнёров, так и представителями различных международных организаций, в первую очередь регионального плана, которые объединяют развивающиеся государства или работают с ними. В качестве наиболее показательного примера хотелось бы отметить очень эффективное взаимодействие со странами и секретариатами Британского Содружества наций и Международной организации Франкофонии. Мы постараемся максимально учесть эти предложения и продемонстрировать, что «двадцатка» функционирует не просто как вещь в себе, что мы не готовим свои идеи и предложения в отрыве от реальности, от той ситуации, которая наблюдается в мире, и от тех пожеланий и чаяний, которые высказывают наши партнёры. Безусловно, мы учитываем и работу в этой сфере, ведущуюся вне «двадцатки» различными международными институтами. Важную роль в подготовке доклада и в оценке ситуации в целом играют международные организации, в первую очередь Всемирный банк, ОЭСР, ряд региональных банков развития, таких как Азиатский и Межамериканский банки.

Доклад будет достаточно ёмким, содержательным и интересным для изучения. С тем, чтобы сделать документ более удобным для восприятия, мы предполагаем, что он будет выполнен в двух форматах. Сокращённая версия будет представлена вниманию лидеров и выложена в открытом доступе. Она будет содержать основные подходы, позиции и рекомендации. Кроме того, будет выпущена расширенная, полная версия (порядка 80 страниц), которая будет содержать всеобъемлющую оценку работы «Группы двадцати», более широкий перечень рекомендаций и более широкий список конкретных результатов, историй успеха, примеров того, чем и как работа «двадцатки» способствовала решению тех или иных проблем. Я полагаю, что этот документ будет благоприятно воспринят самой разной аудиторией, а не только узким кругом специалистов.

Безусловно, для самой рабочей группы по развитию процесс сбора информации и подготовки доклада даёт очень много пищи для размышлений: как выстраивать работу внутри группы; где у нас есть недоработки, слабые места; где мы могли бы усовершенствоваться, предпринять дополнительные меры по повышению эффективности. Уже сейчас, на стадии работы над докладом, вырисовывается целый ряд очевидных выводов, которые группа по развитию должна будет учесть в своей дальнейшей работе и соответствующим образом адаптировать свой рабочий процесс и процесс взаимодействия с партнёрами.

К примеру, уже достаточно очевидно, что необходимо не только организовать выработку инициатив и рекомендаций, а затем отправить их на реализацию, но и обеспечивать в рамках «двадцатки» финансовую и техническую поддержку по продвижению этих инициатив, добиваясь устойчивых результатов на протяжении длительного времени, а не только в период подготовки единовременного отчёта. Также стала очевидна необходимость обеспечения большей концентрации работы группы по развитию на нескольких ключевых, наиболее приоритетных для «двадцатки» темах. Важно сфокусироваться на тех вопросах, по которым «двадцатка» может внести наибольший вклад. К началу российского председательства, на наш взгляд, сфера охвата задач, решаемых группой, стала слишком велика, и обеспечивать реализацию программ и инициатив, выработку согласованных подходов по десяткам различных направлений, зачастую не связанных друг с другом, безусловно, очень сложно. Мы уже сами работаем над этими вопросами, и ко времени саммита сможем предложить на рассмотрение лидеров конкретные предложения по фокусировке рабочей повестки группы на нескольких темах, достижимых и реальных.

Вопрос: Будет ли гражданское общество иметь возможность предложить свою экспертизу, особенно в таких вопросах как продовольственная безопасность, для подготовки рекомендаций «Группе двадцати» по возможным дальнейшим действиям форума?

Андрей Бокарев: Да, сегодня обсуждается вопрос о необходимости обеспечить более активное вовлечение гражданского общества в обсуждение инициатив и подготовку предложений. С одной стороны, мы позитивно относимся к таким предложениям, и мы никогда не уходили от дискуссии, от обсуждения непростых и некомфортных вопросов. Безусловно, мы стараемся в максимальной степени учитывать рекомендации, подготовленные гражданским обществом и другими социальными партнёрами. Я могу сказать, что более 50% рекомендаций Civil 20 и Business 20, подготовленных для предоставления вниманию лидеров в ходе саммита в Санкт-Петербурге, разделяются официальной «двадцаткой» и отвечают тому видению, пониманию ситуации, которое есть у наших партнёров, представляющих «двадцатку» на уровне правительств.

Безусловно, это взаимодействие должно продолжаться, хотя его форма остаётся поводом для обсуждения. Та схема, по которой такая работа выстроена в этом году, включающая процессы Civil 20 и Business 20, на мой взгляд, достаточно оправдана и эффективна. Безусловно, не всегда удаётся обеспечить учёт и достижение всех рекомендаций и целей, которые предлагаются социальными партнёрами. И происходит это не потому, что их рекомендации не отвечают современным реалиям или не учитывают специфику ситуации в глобальной экономики и на финансовых рынках. Это происходит в силу того, что «двадцатка» представляет собой многосторонний форум, в нём представлены страны с разным уровнем экономического и социального развития, с разными подходами, с разной историей развития и менталитетом. А потому очевидно, что принимаемые решения всегда носят характер компромисса, и в ряде случаев очевидно, что те или иные компромиссные решения не могут строиться только на основе безоговорочного принятия всех рекомендаций. Поэтому, естественно, речь идёт о том, чтобы вырабатывать более реальные, жизненные предложения, которые действительно могут получить поддержку и дальнейшее развитие.

Также важно учитывать, что власти несут непосредственную ответственность за дальнейшее претворение в жизнь этих решений и рекомендаций, как на международной арене, так и внутри страны. Представители правительств стран G20 должны принимать во внимание возможные последствия рекомендаций, которые не всегда очевидны с позиции эксперта. На них лежит бремя ответственности за возможные последствия реализации той или иной политики, связанной с выполнением тех или иных решений. Это налагает определённые ограничения.

Хотя не все рекомендации могут быть реализованы, «двадцатка» уже не первый год старается работать достаточно открыто, сотрудничать и учитывать предложения, которые высказываются в различных форматах. Проблематика развития в этом году является примером того, насколько гибко «двадцатка» готова работать, учитывать пожелания стран-партнёров и гражданского общества и прислушиваться к рекомендациям. На мой взгляд, это весьма позитивный опыт. В скором времени документальным подтверждением этого опыта станет подготовка и публикация 180-страничного доклада, посвящённого тому, как в год российского председательства «двадцатка» работала, сотрудничала по вопросам развития и учитывала пожелания тех сторон, в чьих интересах все эти решения и будут приниматься. На мой взгляд, это достаточно позитивный результат.

Вопрос: Не могли бы вы указать приблизительные сроки подготовки Development Accountability Report?

Андрей Бокарев: Development Accountability Report будет представлен шерпам в конце июля. После того как он будет одобрен шерпами, к концу августа он должен быть готов к публикации. Мы планируем его распространить незадолго до встречи лидеров, чтобы продемонстрировать конкретные результаты выполнения поручения, данного лидерами на саммите в Лос-Кабосе. Мы предполагаем, что доклад будет официально опубликован и доступен на официальном сайте председательства для изучения со стороны гражданского общества и всех заинтересованных лиц. Планируется провести открытую презентацию доклада, хотя её даты всё ещё требуют уточнения. Естественно, презентация будет носить максимально открытый характер. Мы рассчитываем, что на презентацию будут приглашены представители самых разных кругов, а не только представители правительств и министерств, которые участвовали в подготовке этого документа.