eng / рус

Новости

Версия для печати
  • Владимир Путин встретился с представителями Civil 20

Владимир Путин встретился с представителями Civil 20

Президент Российской Федерации Владимир Путин встретился с представителями Civil 20 - международной площадки для диалога структур гражданского общества, политиков и экспертов стран «Группы двадцати».

Во встрече приняли участие делегаты проходящего в Москве 13-14 июня саммита Civil 20 из России, Мексики и Австралии - стран управляющей «тройки», официально принятого в «Группе двадцати» формата, объединяющего предыдущего, действующего и будущего председателей G20. На встрече также присутствовали представители Турции - следующего за Австралией председателя «Группы двадцати».

* * *

Владимир Путин: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Очень рад вас приветствовать в России, в Москве, иметь возможность поговорить с вами о приоритетах - так, как видит их Россия на предстоящем саммите «двадцатки».

Вы знаете, что встреча с представителями гражданского общества - это российская инициатива, и такая работа в рамках G20 проводится впервые. Сразу же отмечу, что все вопросы подобного рода у нас принимаются консенсусом. И мы провели консультации с нашими коллегами, с шерпами и с руководителями государств и правительств стран «Группы двадцати». В целом такая идея поддержана. И возьму на себя смелость потом довести ваше мнение до всех своих коллег в рамках нашей совместной работы в Петербурге в сентябре текущего года.

Вы знаете, что одной из основных целей, если не главной целью «двадцатки» вообще и нашего председательства в этом году, является поиск решений, которые обеспечили бы высокие темпы экономического роста и решения на этой базе социальных задач.

Конечно, всегда на таких форумах, как бы ни формулировалась главная задача и главная цель этих встреч, речь идёт и о сохранении рабочих мест, о решении экологических вопросов, о решении других вопросов социального характера, которые всегда находятся на повестке дня любой встречи подобного рода.

Вместе с тем мы исходим из того, что, как бы ни были подготовлены наши эксперты, которые занимаются подготовкой мероприятий подобного рода (здесь некоторые присутствуют), всё-таки официальные структуры и люди, занимающиеся официальной работой, всегда находятся в определённых профессиональных рамках, и иногда это мешает им выйти за горизонты своего профессионального интереса. Поэтому, на мой взгляд, работа подобного рода с представителями общественных организаций востребована. Надеюсь, она получит прописку и на будущих мероприятиях подобного рода.

На этом я свой монолог хотел бы прекратить и предложил бы перейти как раз к живому общению и к обмену мнениями. Пожалуйста.

<...>

Владимир Путин: Одна из важнейших тем, которая здесь была поднята, - это поддержка материнства и детства. Во-первых, с удовлетворением хочу отметить, что мы в России проводим очень настойчиво политику поддержки материнства и детства в течение нескольких последний лет. Что особенно приятно, это даёт положительный результат. Я сейчас не буду перечислять все элементы этой политики, но у нас демографические показатели, показатели рождаемости, являются лучшими за последние 19-20 лет.

Мы, к сожалению, не смогли до сих преодолеть целиком всех проблем в этой сфере, их ещё очень много, но то, о чём я сказал, - это, безусловно, положительная тенденция, так же как значительное снижение детской и материнской смертности. Наши коллеги в странах «двадцатки» знают об этом, мы многократно обсуждали, с некоторыми из них у меня очень добрые личные отношения. Мы и на рабочих встречах, и в личном общении это обсуждаем, наш опыт изучается, и мы стараемся изучить позитивный опыт наших коллег. Мы знаем, что в некоторых странах, особенно в странах с развитой экономикой, демографические проблемы являются очень острыми, и в Европе, и в некоторых других регионах мира. Это чрезвычайно важная субстанция, которой мы занимаемся.

Что касается переводов денег за рубеж, сейчас и вы об этом говорили, и последний выступающий сказал об этом, правоприменительно к другой сфере деятельности, сфере, связанной с поддержкой людей, которые оказались в трудной ситуации в связи с невозможностью находиться на территории своих собственных стран. Безусловно, мы должны об этом думать и обеспечить свободу денежных средств. Разумеется, всё это наталкивается на определённые ограничения - и об этом мы тоже не должны забывать, - связанные с борьбой с организованной преступностью и с незаконными трансграничными финансовыми операциями. Поэтому это вопрос, который требует и экспертного изучения, и принятия ответственных решений.

Что касается продовольственной безопасности, то здесь, конечно, мы ощущаем свою ответственность, потому что, во-первых, Россия превратилась в одного из крупнейших в мире экспортёров зерновых наряду с Соединёнными Штатами, Канадой, Австралией. Сейчас мы занимаем 2-3-е место по объёму экспорта зерновых на мировые рынки. И от того, насколько ответственно мы ведём себя здесь, конечно, зависит ситуация на мировом рынке Европы, в конкретных странах. К сожалению, мы вынуждены были пару лет назад ограничить и даже на какое-то время закрыть экспорт в связи как раз с тяжёлой ситуацией, связанной с двухгодичной засухой в стране и с известными кризисными явлениями в мировой экономике. Но это, надеюсь, вещь абсолютно эксклюзивная, и мы будем стремиться к выполнению всех своих контрактных обязательств.

Вторая составляющая, которая заставляет нас чрезвычайно ответственно относиться к этим проблемам, заключается в том, что Россия - одна из самых богатых стран в мире по количеству пахотных земель. Мы видим, что сейчас интерес к этому роду деятельности, к работе в области сельского хозяйства со стороны наших партнёров многократно возрастает. И мы видим желание наших зарубежных партнёров работать в российской экономике в этом её секторе.

В этой связи чрезвычайно важно, на мой взгляд, участие гражданской «двадцатки» и вообще гражданских объединений, организаций и в работе «Группы двадцати», и в работе «Группы восьми» в связи с очень острыми дискуссиями, которые идут в рамках Всемирной торговой организации. Как вы знаете, спор идёт между развитыми экономиками и развивающимися экономиками, он идёт давно, остро. Я думаю, что чрезвычайно важно было бы всем участникам этой дискуссии, политикам, профессионалам, услышать голос общественности, причём не только из развивающихся стран, но и из развитых стран. Потому что принятие достаточно ответственных и непростых решений для развитых экономик по открытию своих рынков - такие решения являются сложными и обоюдоострыми. Некоторые говорят, что лучше нам в конечном итоге открыть свои рынки, больше их открыть для товаров развивающихся стран, и тогда в конечном итоге выиграют от этого все. Некоторые думают иначе или говорят примерно так, как я сейчас сформулировал, а делают на самом деле совершенно другие вещи. Но, во всяком случае, услышать голос общественных организаций и экспертов из этой сферы было бы крайне важно.

Занятость - чрезвычайно важная вещь, которая, безусловно, будет в центре внимания на саммите в Петербурге осенью этого года. Вы знаете, что в России - наверняка это обсуждали, и российские коллеги об этом говорили - поставлена амбициозная задача, на первый взгляд абсолютно нереалистичная, - создание 25 миллионов новых рабочих мест. Собственно говоря, это даже не инициатива властей - это инициатива нашего бизнес-сообщества, которая поддержана российской властью. И я считаю, что это, да, трудновыполнимая, но реализуемая задача, имея в виду, что это не создание рабочих мест абсолютно заново, а это трансформация имеющихся рабочих мест в высокопродуктивные и современные и, конечно, создание новых. Если мы будем действовать настойчиво и будем заниматься не просто начётничеством и формальным отношением к этому вопросу, то, мне кажется, успех возможен. Имею в виду, что главнейшей задачей в России является модернизация самой экономики и перевод её на современные высокотехнологичные рельсы. И в этом случае тогда по факту жизни рабочие места будут модернизироваться. Но, безусловно, это имеет очень важное значение и для экономики всех стран «двадцатки».

В этой связи, конечно, чрезвычайно важным является замечание нашего турецкого коллеги о необходимости развития инфраструктуры. Во-первых, мы и в нашей стране стараемся это делать. Для нас это чрезвычайно важная и очень сложная задача, имея в виду нашу огромную территорию - напомню, что Россия является самой большой в мире страной по территории, - но и традиционную неразвитость некоторых территорий в инфраструктурном смысле.

Но между государствами, конечно, мы должны стремиться к тому, чтобы гарантировать возможность перемещения товаров, перемещения трудовых ресурсов. Кстати, хочу обратить ваше внимание на то, что по инициативе руководства Турции в рамках другой организации - организации сотрудничества государств Черноморского бассейна - мы рассматриваем различные проекты, связанные с расширением инфраструктурных возможностей. Надеюсь, что дискуссии на этот счёт в «двадцатке» тоже будут иметь позитивное значение и подтолкнут нас к работе в рамках региональных организаций.

Конечно, всегда, где бы мы ни собирались и в каком бы формате ни говорили о наиболее острых проблемах современности, речь заходит об экологических стандартах. Конечно, нужно к этому стремиться, я полностью с этим согласен. Это касается не только Киотского процесса, хотя он за последние годы часто находится в центре внимания, считается ключом к решению проблем. Наверное, это не единственный ключ, там много других возможностей, много споров. Я сейчас не буду к ним ко всем возвращаться, но что хотел бы в этой связи сказать - что участие общественных организаций здесь, конечно, является чрезвычайно важным по нескольким соображениям.

Во-первых, хочу вернуться к региональному сотрудничеству. Многие страны «двадцатки» географически друг от друга находятся далеко, но многие рядом. В этой связи трансграничные проблемы экологического характера являются чрезвычайно важными. Если бы мы вышли на какие-то хотя бы приблизительные, стандарты, это помогло бы решать межгосударственные вопросы, связанные с соблюдением экологических правил. Должен сказать, что в рамках «двадцатки» нам в целом удаётся договариваться, мы чувствуем очень ответственный подход наших партнёров.

Скажем, за последние годы мы наладили очень хороший позитивный диалог с нашими китайскими друзьями. Я хочу отдать должное руководству Китая, которое очень остро и по-партнёрски реагирует на любые проблемы, которые возникают. Они, конечно, возникают постоянно, потому что между странами, у которых огромное количество тысяч километров совместных границ, не может не возникать таких проблем. Важно наладить диалог и иметь инструменты и принципы. Вот те самые стандарты, о которых вы сказали.

Вместе с тем я хочу вернуться к тому, о чём говорил только что со ссылкой на нашу коллегу по проблемам продовольственной безопасности. Ведь она говорила о необходимости борьбы с голодом, говорила о том, что во многих странах мира люди голодают, и миллионы людей, дети ложатся спать голодными. И когда лидеры государств мира вообще и «двадцатки» в частности думают над решением этих вопросов, конечно, некоторые проблемы, связанные с экологией, автоматом уходят на второй план. И к представителям экологических движений молчаливо либо не молчаливо обращаются с вопросом: мол, как мы будем кормить людей или будем заниматься сохранением леса в данном случае или в данном конкретном регионе? Мы будем новые предприятия строить, создавать новые рабочие места или будем голодать?

Конечно, найти принципы решения проблем, связанных с борьбой с голодом, с созданием новых рабочих мест, с развитием и сохранением природы, - это один из ключевых вопросов современности, просто один из ключевых вопросов. И конечно, я очень рассчитываю на то, что осознание этих на первый взгляд противоречий приведёт и к большей ответственности представителей гражданского общества, которые должны понимать всю гамму проблем, перед которыми стоят государства, и будет настраивать людей, принимающих политические решения, на более ответственный подход к их выработке.

Не менее важными, конечно, являются и вопросы, связанные с энергоэффективностью, особенно работы на шельфе. Должен сказать, что Российская Федерация внедряет самые строгие стандарты работы на шельфе. Если вы посмотрите, что делают наши компании, скажем, в Каспийском море, то вас это наверняка порадует. Там практически ни одного килограмма породы, которая добывается при бурении, не выбрасывается в море: всё пакетируется, всё вывозится и складируется в заранее обозначенных местах. И в этом смысле я с удовлетворением хочу отметить, что всё-таки мы в работе на шельфе, где у нас эта работа ведётся, и наша компания, и наши партнёры действуют в рамках самых высочайших требований. Разумеется, во-первых, это должно быть продолжено, и, во-вторых, это должно совершенствоваться, потому что совершенствуются сами методы работы. И вопросы, связанные с обеспечением экологической безопасности, должны идти в параллель, во всяком случае, ставить эти вопросы, конечно, нужно, чтобы они не уходили на второй план.

Что касается борьбы с коррупцией, то это вопрос очень важный. Вы знаете, что Россия последовательно присоединяется к международным обязательствам, к международным договорам. Согласен с вами в том, что нужно и в рамках «двадцатки» продвигать не только известную и упомянутую вами Конвенцию ООН по противодействию коррупции, но и, самое главное, обеспечить эффективную правоприменительную практику. В этом смысле, конечно, роль и значение общественных организаций чрезвычайно важны, потому что можно ведь на бумажке, я это очень хорошо знаю, отчитаться как угодно, что принято, внедрено. А как делать всё это на практике? Здесь, конечно, значительная и значимая роль за гражданским обществом и представляющими его организациями.

Что касается финансового образования - чрезвычайно важная вещь. Вы прямо по пунктам всё расписали. Должен сказать, что у меня такое впечатление, что Вы являетесь членом Правительства Российской Федерации. Мы примерно так и формулируем на своих производственных совещаниях. На первый взгляд всё просто. Добиться практического внедрения на самом деле сложно, потому что, как Вы справедливо заметили, нужно, чтобы и преподавательский состав был к этому готов, нужно, чтобы это внедрялось в школьную программу, нужно с профессиональным педагогическим сообществом договориться о том, что это является одним из приоритетов. Но тогда надо решить вопрос с общей нагрузкой на учащихся, тогда надо решить вопрос, что тогда из программы убрать, в каком контексте в основной программе либо факультативно это изучать. Но то, что это нужно делать, с этим я, безусловно, согласен.

Самое главное заключается в том, что мы честно в этом случае ведём себя с людьми, даём им возможность определиться в этом море инструментов и продуктов, которые предлагаются на финансовом рынке, делаем их более самостоятельными, и в целом общество становится гораздо современным и более жизнеспособным. Так что это чрезвычайно важная вещь.

Коллега справа от меня сказал, что вы все встали в 8 часов утра и смогли согласовать только общую декларацию. Я хочу обратить ваше внимание на то, как сложно будет работать лидерам государств, для того чтобы найти такие субстанции, которые являются консенсусными. Надеюсь, вы на нас не рассердитесь, если что-то не обнаружите из того, что вы сами рекомендовали.

Я прочитал то, что предложено гражданской «двадцаткой» по обеспечению уверенного устойчивого сбалансированного инклюзивного роста. Вы знаете, это то, над чем мы сами работаем. Я позволю себе - вы это, наверное, хорошо знаете, но тем не менее - конкретные пункты. Проведение макроэкономической политики, направленной на создание рабочих мест и стимулирование совокупного спроса - знаете, как будто мы тоже на производственном совещании здесь находимся, меня это очень радует, - проведение налогово-бюджетной и монетарной политики - вчера только на совещании мы это обсуждали, - введение прогрессивной шкалы налогообложения.

Кстати говоря, я бы хотел уточнить у тех, кто это делал, если здесь эти люди есть. Что вы имеете в виду под прогрессивной шкалой налогообложения? Вы имеете в виду НДФЛ, налог на доходы физических лиц?

Марина Ларионова: Да. Я знаю, что у нас в стране, в Российской Федерации, есть риски, связанные с этим. Но очень многие страны тем не менее всё-таки рекомендуют, даже применяют именно прогрессивный налог.

Владимир Путин: Практически все лидеры стран, где применяется прогрессивная шкала, когда я с ними общался, говорили: «Как мы завидуем, что Вы смогли внедрить в практику плоскую шкалу налога на физических лиц!» Почему? Потому что на экспертном уровне считается, что он стимулирует граждан к раскрытию информации о своих доходах и в конечном итоге способствует экономическому росту. А экономический рост позволяет решать вопросы занятости, решение продовольственной безопасности и всё, что за этим следует.

Мы дискутируем на этот счёт достаточно давно, прежде всего, конечно, с представителями левых партий, которые считают, что дифференцированная шкала является более социально справедливой. Но когда мы начинаем говорить с представителями либеральной части, они говорят, что более социально справедливым является то, что даёт максимальный экономический эффект.

Я сейчас не хочу открывать дискуссию, я хочу просто сказать, что, конечно, такое предложение возможно для дискуссий, для обсуждения. Может быть, и мы когда-то будем внедрять какие-то элементы этой дифференцированной шкалы. Мы никогда не говорили о том, что на века ввели плоскую шкалу, это тоже возможно. Но если посмотреть на фискальную сторону дела - хочу вас проинформировать, вы, наверное, тоже об этом знаете, - когда у нас была дифференцированная шкала, во-первых, часть налогоплательщиков уходили от того, чтобы платить налоги в бюджет, а от этого бюджет только проигрывал, и с того момента, как мы ввели налог в 13 процентов на доходы физических лиц, резко - я хочу это подчеркнуть: резко возросли доходы бюджета. Вот это реальный результат, который мы получили. А из доходов бюджета складываются социальные расходы. Поэтому мы это увидели.

Вам большое спасибо, будем иметь в виду. И мы не отмахиваемся от этого, я хочу, чтобы вы поняли. Вы обратили на это наше внимание. Я хочу сказать, что мы не отмахиваемся, мы это увидели. И все аргументы за и против, которые я сейчас привёл, у нас в голове, и мы думаем об этом.

Борьба с уклонением от уплаты налогов - следующий пункт. С точки зрения налога на доходы физических лиц, плоская шкала - самый лучший способ борьбы с уходом от уплаты налогов. Но это так, на всякий случай.

Конечно, этот пункт подразумевает также и борьбу с офшоризацией. Нужно предпринимать эффективные шаги с деофшоризацией экономик вообще, российской в частности. Но я вместе с тем обращаю ваше внимание на то, что мы далеко не лидеры, мы, может быть, лидеры, одни из лидеров, по уводу средств в офшоры, но мы не лидеры по созданию этих офшоров. Один из лидеров - Виргинские острова, островные государства, наши коллеги и друзья из Великобритании. Правда, и руководство Великобритании, премьер-министр Великобритании тоже обращает внимание на то, что нужно с этим бороться и постепенно нужно от этого отказываться, но это часть экономики страны. И поэтому сделать такие резкие шаги, мы понимаем, для них достаточно сложно, но все понимают уже, что двигаться в эту сторону придётся.

Доступ к продовольствию, здесь уже говорили, - вода, здравоохранение и так далее - это всё мы будем иметь в виду. Есть и другие очень важные существенные вещи, мимо которых мы, безусловно, не пройдём.

Да, говорили о борьбе с инфекционными заболеваниями. Я хочу поблагодарить вас за оценку вклада России в эту работу. Мы с 2005-2006 года занимаемся этим и действительно вносим необходимые ресурсы. Дело даже не в том, что мы вносим ресурсы. Дело в том, что мы у себя в стране и в наших соседних странах-партнёрах стараемся достаточно активно в этом направлении и небезуспешно, надо сказать, действовать, хотя и у нас есть проблемы. Особенно это связано с профилактическими мерами. Должен отметить, что в Советском Союзе такая работа была поставлена лучше, чем у нас сегодня, в России. Мы должны это признать и не только вернуться к этим стандартам в данном случае, но и превзойти их. В этом направлении тоже будем активно работать и внутри страны, и с нашими партнёрами.

Теперь что касается вопросов, связанных с деятельностью общественных организаций. Наш коллега из Австралии сказал, что выделяются достаточно большие ресурсы, в том числе и для направления их за границу. И Вы сказали, я прямо записал: «Мы не можем работать в других странах в сфере политики». У нас - можете. Только те организации, которым вы даёте деньги для того, чтобы они работали в сфере внутренней политики России, должны зарегистрироваться. Вот и всё. Их работа не запрещена. Я хочу это подчеркнуть и хочу, чтобы вы все это знали.

Вместе с тем я согласен с теми нашими коллегами, в том числе с моим советником по этим проблемам, что мы должны проанализировать практику применения и подумать над совершенствованием этого законодательства, чтобы оно никому не мешало в работе, чтобы у государства не возникало подозрений в отношении конкретных организаций, чтобы этим организациям не мешало.

Как вы знаете, такая практика существует не только в России, но и в некоторых других странах «двадцатки», в том числе в Соединённых Штатах Америки. Такие законы там применяются с середины прошлого века. Но у нас, кстати, этот закон является гораздо более либеральным, потому что в Соединённых Штатах любая общественная организация, получающая деньги из-за границы, работающая в сфере экологии, материнства и детства, в любой сфере, должна зарегистрироваться в качестве иностранного агента. У нас - только те организации, которые занимаются внутренней политикой.

Тем не менее я согласен с господином Федотовым по поводу того, что правоприменительная практика должна быть такой, которая не выходит за рамки принятых решений, должна быть необременительной и не должна никому мешать. Мы, конечно, будем над этим думать, в том числе и с участием представителей гражданского общества.

Что касается деятельности организаций в сфере здравоохранения, экологии, муниципальной деятельности - там вообще нет никаких ограничений. Я хочу, чтобы вы это знали и работали, в том числе и в Российской Федерации, так активно, как вы посчитаете это возможным для себя, оказывали содействие вашим партнёрам в Российской Федерации.

И, наконец, в заключение я бы хотел сказать следующее. Во-первых, я бы обратил внимание, что наша сегодняшняя встреча - это не вся работа по гражданской «двадцатке» в плане подготовки к встрече лидеров в Петербурге в сентябре текущего года. Наоборот, это какой-то этап вашей работы. Причём я вижу, что вы проделали совокупно очень большой объём, подключились к этой работе давно и непосредственно влияли на сам ход этой работы шерп и экспертов. Мне кажется, что это очень и очень важно и очень полезно. Почему? Потому что когда просто собираются лидеры стран, между собой обсуждают на экспертном уровне, а потом принимают решения и стараются, конечно, так или иначе их выполнять, - это же всё-таки не обязательные решения, всё равно это вещи рекомендательного характера, это не обязывающие международно-правовые документы. А тогда, когда к их выработке подключаются общественные организации, это значительным образом повышает их легитимность и повышает силу, их морально-нравственную силу. Эти решения, уже даже не будучи международно-правовыми актами обязательного применения, приобретают совершенно другую силу, и уже достаточно сложно будет отказываться от их имплементации на своих территориях.

И я уже об этом сказал и хочу повторить ещё раз, здесь коллега говорил о том, что власть рассматривает представителей гражданского общества как неких сумасшедших, которые только по улицам бегают. Мне представляется, что такая совместная работа, с одной стороны, будет повышать ответственность гражданского общества, потому что когда человек включается в проблемы, понимает их многообразную сложность и в ходе вашей собственной дискуссии вы приходите к каким-то консенсусным решениям, то это повышает и ответственность гражданского общества, но в то же время заставляет людей, которые принимают решения, считаться с этим мнением. И всё это делает совместную работу, повторяю ещё раз, более легитимной, более эффективной и настроенной на конечный результат.

Хочу вас поблагодарить и заверить в том, что мы самым внимательным образом прислушаемся к вашим рекомендациям. Спасибо.

Мультимедиа