eng / рус

Новости

Версия для печати
  • Сергей Сторчак и Ксения Юдаева

Презентация Санкт-Петербургского доклада о выполнении обязательств G20 в области развития

28 августа 2013 года в 11:00 в Международном мультимедийном пресс-центре РИА Новости в рамках председательства Российской Федерации в «Группе двадцати» состоялась презентация Санкт-Петербургского доклада о выполнении обязательств G20 в области развития.

* * *

Ведущий: Уважаемые гости, уважаемые коллеги! Я рад приветствовать вас на площадке международного мультимедийного пресс-центра РИА Новости, где сегодня состоится презентация Санкт-Петербургского доклада о выполнении обязательств G20 в области развития в рамках председательства России в «Группе двадцати» в 2013 году.

В 2012 году на саммите в Лос-Кабосе лидеры G20 поручили Рабочей группе по содействию развитию запустить процесс оценки и отчётности по обязательствам «Группы двадцати» в области развития и представить первые результаты к саммиту в Санкт-Петербурге, который состоится 5-6 сентября этого года. В 2013 году Россия инициировала данный процесс, по итогам которого был подготовлен доклад о выполнении обязательств G20 в области развития.

Подготовка такого документа является важным шагом в повышении уровня прозрачности деятельности «Группы двадцати» по данному направлению, а также информированности представителей международных организаций, экспертного, научного и бизнес сообществ о проводимой работе. Кроме того, подготовка доклада содействует процессу повышения уровня эффективности и взаимодействия стран G20 в области развития, распространению наилучших подходов, практик, инструментов взаимодействия с государственными партнёрами, в первую очередь со странами с низким уровнем доходов. Этот документ также поможет выработать дальнейший план действий «Группы двадцати» в области развития.

Сегодня доклад представят наши уважаемые гости: заместитель Министра финансов Российской Федерации Сергей Сторчак, начальник Экспертного управления Президента Российской Федерации и российский шерпа в «Группе двадцати» Ксения Юдаева, директор Департамента международных финансовых отношений Министерства финансов Российской Федерации Андрей Бокарев и заместитель директора Департамента международных финансовых отношений Министерства финансов Российской Федерации Анна Валькова.

Ксения Юдаева: Как уже было сказано, в прошлом году на саммите в Лос-Кабосе лидеры стран «Группы двадцати» поручили рабочей группе по развитию запустить процесс отчётности и оценки по действиям G20 в области развития и представить соответствующие результаты в Санкт-Петербурге в 2013 году.

Тематика развития появилась в «Группе двадцати» в 2010 году во время Сеульского саммита, где был принят соответствующий план, состоящий из 9 направлений, и как раз к 2013 году основные мероприятия этого плана должны были быть завершены, и можно было бы действительно подвести итоги. Это первый момент.

И второй момент. Действительно, G20 в этом году в формате лидеров отмечает своё пятилетие, и я достаточно много путешествовала в связи с этим по миру и встречалась и с разными «аутрич»-группами, и с представителями других стран. Всё время задаётся вопрос о том, что практически делается. То, что лежит на поверхности - это встречи лидеров G20, на которых принимаются основные решения. А вот что практически делается, известно в несколько меньшей степени, поэтому было принято решение подготовить этот доклад, чтобы самой «Группе двадцати» посмотреть на себя.

Здесь присутствуют Марина Ларионова (директор Института международных организаций и международного сотрудничества НИУ ВШЭ) и Джон Киртон (руководитель Исследовательской группы G20 Университета Торонто), которые готовят доклады гражданского общества о том, что делает «Группа двадцати». Но здесь была задача, чтобы G20 сама посмотрела на то, что сделано, подвела итоги, проанализировала, извлекла уроки и на основе этого уже начала готовить новые планы действий в сфере развития.

«Группа двадцати» сейчас находится в поиске, в определённом смысле, своего места и своей роли. Если «Группа восьми» - это клуб доноров, то донорская роль G20 несколько меньше. Но её важная роль - организующая, роль по передаче собственного опыта, потому что в «двадцатку» входят страны с разным уровнем развития, и у неё есть собственный опыт и достаточно широкие возможности общаться с реципиентами всех этих действий - со странами с низким уровнем дохода. Работа, которая была проведена, как раз и позволяет не просто отчитаться, но и самим для себя проанализировать то, что было сделано, и понять, какие меры работают лучше, а какие - хуже, наметить план будущих действий, чтобы они были эффективны, чтобы повысить собственную эффективность «Группы двадцати» в выборе и решении наиболее актуальных программ развития.

Эту работу G20 делала в рамках группы по развитию в активном взаимодействии с широким кругом международных организаций - это и Всемирный банк, и Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), и Организация Объединённых Наций (ООН), и Международный валютный фонд (МВФ), Международная организация труда (МОТ) и другие организации. По результатам был подготовлен доклад по каждой из тем, которые были в Сеульском плане действий. Это развитие инфраструктуры и человеческого капитала, торговля и частные инвестиции, создание рабочих мест и продовольственная безопасность, тема устойчивого роста, включая проблематику социальной защиты и международных денежных переводов, расширение доступа к финансовым услугам, мобилизация внутренних ресурсов и обмена знаниями. Это и тематика «зелёного роста», которая выходит немного за пределы Сеульского плана - она была внедрена в повестку во время мексиканского председательства, но тем не менее, имеет очень важное значение для повестки развития.

По всем темам повестки сделан анализ тех решений, которые были приняты лидерами, того, что практически было сделано, и проведена оценка относительно того, какие пункты плана можно считать завершёнными, исполненными, а какие находятся всё ещё в процессе, но по ним есть существенный прогресс и что ещё не является исполненным.

Приведу некоторую статистику. Всего оценены 67 обязательств, которые были сделаны в сфере развития, из них 33 оцениваются как исполненные, 33 как находящиеся в работе и только одно обязательство было приостановлено.

Совершенно очевидно, что такого рода доклады с точки зрения эффективной работы «Группы двадцати» в этой сфере нужно проводить регулярно. Пока нет чётких договорённостей относительно того, насколько часто - каждый год или раз в несколько лет, - но это, видимо, один из вопросов, который в дальнейшем будет обсуждаться. Тем не менее, это будет регулярная деятельность, направленная и на повышение транспарентности деятельности G20 и на повышение её внутренней эффективности с точки зрения достижения конечного результата, а именно - достижения максимально возможного эффекта именно на развитие тех стран, которым и адресована данная политика.

На этом разрешите мне закончить вводную часть, и я передам слово Сергею Анатольевичу. Он более подробно расскажет, что действительно было сделано не только в докладе, но и вообще «Группой двадцати» за то время, которое мы обсуждаем.

Сергей Сторчак: Добрый день! Спасибо за вводное слово, Ксения Валентиновна. У меня более скучная миссия - рассказать о структуре самого доклада. Я не скажу, что это лёгкая вещь - понять, что здесь находится, даже для меня. Причина может быть в том, что это продукт скорее шерп, чем трека министров финансов, хотя от Российской Федерации основная нагрузка выпала на плечи Департамента международно-финансовых отношений, руководитель которого, Андрей Бокарев, присутствует здесь, с нами. Но, тем не менее, повторюсь, в «Группе двадцати» вопрос содействия международному развитию является приоритетом для трека шерп, министры финансов скорее являются помощниками.

Вот эта сложность работы, которую мы провели в год своего председательства, предопределила то обстоятельство, что это первый самоотчёт «Группы двадцати» по работе группы в сфере содействия международному развитию. Сам предмет, как вы понимаете, очень тонкий. Споры о содержательной части содействия развитию не прекращаются ни в глобальном контексте, ни в контексте внутрироссийской политики, и, соответственно, писать и рассказывать об этом очень сложно. А ещё сложнее попытаться двадцати с лишним странам договориться о том, на основе какой методологии, с помощью каких критериев и инструментов можно будет оценить ту работу, которая делалась не один год, а за три года, поскольку Сеульский план действий в сфере содействия международному развитию был принят в 2010 году.

На мой взгляд, рабочая группа справилась с этой задачей - был найден единственно возможный подход. Чтобы никого не обидеть, чтобы не выпячивать одних доноров и говорить, что они такие большие, крупные, многоплановые, эффективные и принижать роль и значение других доноров, которые, может быть, до сих пор являются реципиентами этой международной помощи (и это действительно так) - я не буду называть страны члены «Группы двадцати», которые являются реципиентами, но тем не менее это факт.

Эти противоречия предстояло урегулировать. Они были урегулированы. Найден подход о том, что доклад будет об усилиях G20 в целом. Не отдельно взятой юрисдикции, отдельно взятой экономики, а в целом «Группы двадцати». Для того чтобы попытаться найти ответы на вопрос, каким образом оценить эффективность содействия, использован принцип или приём «светофора». В докладе вы увидите кружочки разноцветные, с помощью которых группа попыталась оценить, насколько успешно выполнила, выполняет или отстаёт от плана «Группа двадцати». Такие критерии используются в этом докладе.

Ещё несколько слов о докладе. Он состоит из 4 глав. Первая глава посвящена повестке дня, которую реализует «Группа двадцати». Это вынужденная мера. Я думаю, что для многих читателей - тем более, что информация будет размещена в электронном виде на соответствующих сайтах - всё это не очень понятно. Поэтому решено первую главу посвятить истории и рассказать, что такое Сеульский консенсус по развитию, почему он именно так называется и на что он ориентирован. В частности, даётся описание, характеристика шести принципов участия G20 в области содействия развитию. Эти принципы определяют, собственно говоря, способы и формы взаимодействия совершенно разных государств.

Я, наверное, всё-таки позволю себе обозначить эти принципы, чтобы вам проще было ориентироваться в документе. Собственно говоря, акцент сделан на экономическом росте, ведь помощь бывает разных форм и разных целей - есть чисто гуманитарная помощь, помощь в связи с катастрофами. «Группа двадцати» занимается содействием экономическому росту в различных его проявлениях.

Второй принцип - глобальное партнёрство. Речь идёт о том, что «двадцатка» не замыкается в себе и работает в рамках того формата, который она создала.

Третий принцип - это акцент на глобальных и, в меньшей степени, региональных проблемах, в том числе проблемах, которые носят системный характер. Наиболее очевидная и понятная для общественности - тема продовольственной безопасности.

Четвёртый принцип - желательность или необходимость привлечения к содействию развитию частного сектора.

Принцип дополняемости и координации усилий. Речь идёт о простом. Понятно, что исторически отдельные страны имеют лучшую позицию, лучшие связи с другими регионами, странами-реципиентами помощи, партнёрами, как чаще всего их называют. Признаётся целесообразным собираться вокруг донора, который имеет большие возможности оказывать эффективную помощь, концентрируя усилия всех остальных доноров.

И шестой принцип - это ориентир на конечный результат.

Вторая глава (самая большая по объёму) посвящена тому, что «Группа двадцати» делает в области развития по тем направлениям, которые были определены в Сеуле, как основные направления участия в содействии развитию, о которых только что рассказывала Ксения Валентиновна. Здесь для удобства восприятия материал подаётся в разных видах. В концентрированном, сжатом - если кому-то лень читать большие сведения. Есть табличный материал, из которого можно почерпнуть гораздо более обширные сведения о том, что было сделано.

Но в качестве примера или иллюстрации, как это выглядит, мы решили обратить ваше внимание на то, что из 18 обязательств, принятых в сфере содействия развитию инфраструктуры, 11 обязательств выполнено. И благодаря усилиям G20 и рабочей группы в сфере инфраструктуры удалось выйти и на план действий многосторонних банков развития. Этот план важен для того, чтобы выявить узкие места в национальных экономиках из категории инфраструктурных, которые препятствуют экономическому росту. Фактически, в той или иной степени наработки в этой сфере мы пытаемся использовать сейчас внутри себя, о чём много говорит Министерство экономического развития, ссылаясь на узкие места, на ограничение роста в сфере инфраструктуры. Там разные примеры приводятся. Я надеюсь, что вы посмотрите, или в ходе дискуссии мы каким-то образом сможем дополнительно вам рассказать, что там происходит.

В третьей главе описывается ситуация с тем, как «Группа двадцати» работает в формате «аутрич», или каким образом происходит взаимодействие G20 с другими участниками процесса содействия международному развитию. Процесс давно прекратил существовать в форме донор-реципиент. Это донор из числа развитых экономик, страна-партнёр или страна-реципиент из числа экономик, только-только ставших развивать рыночные отношения. Сейчас в этом процессе участвуют и частный сектор, и международные организации глобального масштаба, региональные неправительственные организации, и вообще круг организаций-доноров стал необычно широк. Корпорации создают собственные фонды - фонд Била Гейтса, наверное, наиболее известный из них.

Рабочая группа попыталась выйти на конкретные рекомендации по тому, как отдельные страны могли бы улучшить процесс взаимодействия, координации с несуверенными донорами. Эти рекомендации можно найти в докладе. Очевидная рекомендация - это развитие процесса частно-государственного партнёрства. Рекомендации связаны с тем, чтобы усилить внимание к качеству создаваемых рабочих мест и одновременно к качеству выпускников, которым рынки предлагают учебные заведения разного уровня - и высшие, и технические.

И, наконец, в четвёртой главе подводятся итоги работы самой рабочей группы. Это важная составляющая, хотя может быть она и техническая, но важная, поскольку следующий такой многоплановый отчёт должен быть сделан через три года уже другим председательством.

Среди рекомендаций, которые рабочая группа посчитала необходимым зафиксировать на бумаге, трудно выделить основные и второстепенные. Но тем не менее рабочая группа посчитала нужным выделить особое место взаимодействию со странами, которые не являются членами «Группы двадцати». Одновременно уделяется внимание как донорам, так и потенциальным партнёрам, а также усилению взаимодействия с гражданским обществом, частным сектором. Особое внимание было уделено координации мер самих стран «Группы двадцати» и обязательному усилению взаимодействия G20 и её отдельных членов с международными организациями во всём их многообразии и участии в содействии международному развитию.

Думаю, это всё. Задача моей презентации была очень конкретной - ознакомить вас с этим документом. Спасибо!

Ведущий: Спасибо, Ксения Валентиновна и Сергей Анатольевич, за выступление. Коллеги, я предлагаю перейти к вопросам. Пожалуйста!

Вопрос: Я хотела бы уточнить по обязательствам. То обязательство, которое было приостановлено, интересно, что это за обязательство? И дополнительный вопрос: есть ли у стран «Группы двадцати» какие-то финансовые обязательства на данный момент по содействию международному развитию? Есть ли такие обязательства у России? Если есть, может быть, вы назовёте какие-то суммы?

Анна Валькова: Большое спасибо за вопрос. На самом деле, мы его ожидали, потому что это единственное обязательство, которое отмечено как невыполненное. Оно относится к разделу по развитию инфраструктуры.  Это был первый опыт «Группы двадцати» по выработке такого всестороннего и сложного плана действий в области развития, поэтому он охватывает очень большое количество вопросов. В том числе, в рамках инфраструктуры были обозначены совершенно разные, из разных областей вопросы, которые в основном были выполнены.

К сожалению, у группы просто не хватило времени для выполнения этого обязательства, которое затрагивает инфраструктуру в области энергетики и транспорта. Мы надеемся, что взаимодействие с исследовательской группой по долгосрочным инвестициям позволит в последующие годы определить некоторые меры непосредственно в той части, которая была не выполнена в рамках Сеульского плана действий.

По конкретным финансовым обязательствам - в чистом виде в «Группе двадцати» напрямую не обозначаются и не прописываются, только в исключительных случаях, и финансируются эти обязательства на добровольной основе. Но надо отметить, что одним из инструментов реализации и выполнения действий в рамках Сеульского плана стала реализация пилотных проектов в развивающихся странах. Естественно, их реализация требует финансовых вложений и затрат как со стороны международных банков развития, так и были добровольные взносы со стороны членов G20. Россия не осталась в стороне от этих финансовых обязательств, и мы приняли участие в финансировании совместного с Международной организацией труда проекта по теме развития человеческих ресурсов, который запустили в этом году и планируем присоединиться к финансированию так называемой программы «АМИС» совместно с ФАО для поддержания вопросов продовольственной безопасности.

Вопрос: У меня вопрос в продолжение темы софинансирования на добровольной основе. Скажите, есть какие-то данные, сколько в целом было потрачено бюджетных средств Российской Федерации на выполнение всех обязательств по данной программе? Как можно оценить эффективность их использования?

Сергей Сторчак: Особенность «Группы двадцати» в том, что инициатив, подобных Довильскому партнёрству в «Группе восьми», G20 пытается избегать в силу того, что слишком разнообразен состав. Я уже упоминал, что среди нас есть страны, которые по-прежнему являются крупными реципиентами помощи, и более того, они стараются этот статус поддерживать, поскольку им это важно для обеспечения притока длинных дешёвых ресурсов из многосторонних банков развития.

Мы сами, кстати, от взаимодействия с Всемирным банком, ЕБРР и рядом других региональных банков развития не отказываемся, поскольку это выгодно и удобно. Поэтому, чтобы ответить на ваш вопрос, я напомню, что не так давно мы презентовали вместе с Андреем Андреевичем Бокаревым отчёт, который делается в рамках «Группы восьми» по национальным системам содействия международному развитию. В этом отчёте мы показывали цифру ежегодных бюджетных расходов, там была приведена табличка с конкретными цифрами.

Последние три года расходы на участие России в содействии международному развитию оценивается примерно в 500 миллионов долларов. Мы в 2006 году написали концепцию участия России в содействии международному развитию, и она была утверждена в 2007 году Президентом. Там заложили этот целевой ориентир - примерно 500 миллионов долларов США в год. Этот целевой ориентир мы и выдерживаем, не форсируя, но и стараясь не допускать резких колебаний в этих расходах, ведь один из важнейших критериев правильного, цивилизованного участия страны-донора в содействии международному развитию - это критерий, который получил название «предсказуемость помощи». Донор хорош тогда, когда страны-партнёры точно знают, что в этом году от него можно ожидать таких-то усилий.

Приведу пример нашего участия с конкретными деньгами. Но это имеет к G20, скорее, косвенное отношение, потому что «двадцатка» такие вопросы не ставит. У нас есть интересный проект - это программа, которая называется «Укрепление систем начального и среднего профессионального образования и содействие развитию рынка труда в странах СНГ, Азии, Ближнего Востока». Актуальная тема, длинное название, казалось бы, но страны-партнёры с удовольствием участвуют в этой программе - это Армения, Таджикистан, Киргизия, Вьетнам и Иордания. Она рассчитана на 2013-2015 годы, расходы федерального бюджета составляют 8 миллионов долларов на всё. Но, может быть, мы выделяемся, или хотели бы выделяться как донор, который всё время предлагает стране-партнёру не рыбу, а удочку и знание, как этой удочкой пользоваться. Желательно, чтобы эта удочка постоянно модернизировалась, совершенствовалась, чтобы этот инструмент, с помощью которого можно было решать проблемы социально-экономического развития, всё время улучшался.

Ещё один пример - только что принятое Правительством Российской Федерации решение о выделении небольшой суммы - 1,5 миллиона долларов США в качестве взноса Российской Федерации в трастовый фонд Всемирного банка, получивший название «Прозрачность в торговле». Исторически все развитые страны стали теми, кто они есть, через торговлю. Внутренняя торговля, потом международная, потом разделение труда, потом повышение эффективности и производительности труда и потом они стали богатыми и успешными. Для того чтобы в современном глобальном мире быть богатыми и успешными, нужно хорошо владеть информацией о торговых партнёрах, о товарных потоках, о спросе и предложении и тому подобное. Цель программы «Прозрачность в торговле» - как раз дать инструментарий странам, которые только-только становятся крупными экспортёрами, возможность видеть мировую торговлю во всём её разнообразии. Понимать, есть ли те ниши, в которые их национальная продукция могла бы войти.

Вопрос: Два вопроса. Известно, что в «Группе двадцати» есть две страны с Ближнего Востока - Саудовская Аравия и Турция. Каков вклад в деятельность рабочей группы представители этих стран сделали в этом году? Какие результаты получили? И какова ваша оценка?

Второй вопрос. Главная ваша цель, как мы поняли, - это безработица в мире. Как говорят эксперты, одной из причин Арабской весны является безработица. Каковы решения по этому вопросу в арабском мире? Спасибо.

Ксения Юдаева: Мы в первый раз этот доклад обсуждали ещё в конце мексиканского председательства на последней встрече шерп в октябре. Тогда обсуждались подходы к вопросу о подготовке отчётных докладов. Очень серьёзно обсуждался вопрос, что отчётные доклады должны отражать общую деятельность «Группы двадцати» как единого организма и не должны быть средством оценки конкретных стран, показыванием пальцем на тех, кто что-то сделал или чего-то не сделал, и с моей точки зрения, этот доклад действительно позволил достичь такого результата. Он позволил показать результаты совместных действий. Поэтому на ваш первый вопрос я бы ответила, что страны арабского мира - такие же равноправные участники этого процесса.

Андрей Бокарев: Если позволите, я буквально два слова добавлю к комментарию Ксении Валентиновны, которая сказала абсолютно верно -когда мы готовили доклад, то, безусловно, не ставили перед собой задачу оценивать вклад той или иной страны в этот процесс.

Как председатель рабочей группы по содействию развитию, которая подготовила этот документ, я могу только подтвердить, что коллеги из Турции и Саудовской Аравии активно участвовали в этом процессе и вносили свой вклад. При этом просто объективно надо понимать, что до настоящего времени у группы было десять приоритетных областей, о которых сегодня уже шла речь, и совершенно понятно, что каждая страна не может одновременно по всем десяти направлениям активно работать и осуществлять какие-то лидирующие координирующие функции. Поэтому очевидно, что те или иные страны вносят больший вклад в обсуждение проблематики продовольственной безопасности, кто-то больше заинтересован в вопросах инфраструктуры, кто-то в доступе к финансовым услугам, и так далее. Но, в общем и целом, всё равно это даёт именно такую общую коллективную картину. Сегодняшний документ - это не продукт творчества международного департамента Министерства финансов России, а именно коллективный труд всей Рабочей группы по содействию развитию стран «Группы двадцати», наших партнёров и международных организаций.

Сергей Сторчак: Всё-таки я хотел бы про Турцию два слова сказать. Она является сопредседателем группы по реформе международной финансовой архитектуры, и в этом качестве играет очень большую роль.

Напомню, что на треке реформы международной финансовой архитектуры обсуждается, прежде всего, реформа Международного валютного фонда, выполнение сеульских договорённостей по сдвигам распределения квот. Это вопросы, связанные с новыми подходами к управлению суверенным долгом, с ответственным кредитованием стран, только что завершившим своё участие в расширенной инициативе HIPC (списание задолженностей наиболее отсталых государств), и, наконец, взаимодействие МВФ и региональных финансовых механизмов между собой с точки зрения предупреждения и урегулирования локальных финансовых кризисов. Все эти вопросы рассматриваются в рабочей группе под сопредседательством наших турецких коллег.

Вопрос: Как известно, в июле в Москве на совместной встрече министров труда и занятости, у бизнес-сообщества и профсоюзов стоял серьёзный вопрос о проблеме молодёжной безработицы и профессиональной подготовке молодёжи, поскольку во всех странах именно в этом секторе находятся основные проблемы. Сергей Анатольевич немного коснулся этого вопроса. Скажите, в связи с этим вопросы миграции, в том числе и трудовой, как-то отражены в этом докладе? Спасибо.

Андрей Бокарев: Как мы уже говорили, вопрос создания рабочих мест и развития человеческих ресурсов является одним из приоритетов для Рабочей группы G20 по содействию развитию и, соответственно, это направление также было принято во внимание. Мы упоминали уже об инициативе, которую Россия реализует совместно с Международной организацией труда и рядом других стран, по оказанию поддержки развивающимся странам в создании эффективных рабочих мест и условий для того, чтобы профессиональная подготовка велась с учётом потребностей конкретных отраслей экономики и тех приоритетов и перспектив экономического развития, которые есть. Мы можем говорить, что это направление было принято во внимание, и мы постарались отразить возможные подходы.

С точки зрения миграции и миграционных процессов - в таком контексте этот вопрос не ставился, но в тоже время одним из актуальных аспектов, который затрагивался и нашёл своё отражение, стал вопрос денежных переводов мигрантов, которые являются одним из серьёзных источников пополнения бюджета и обеспечения роста благосостояния населения для целого ряда стран. Очевидно, что в этой области существует большое пространство для совершенствования ситуации, и не секрет, что сейчас, в общем, по миру или по странам «Группы двадцати» средний уровень стоимости этих денежных переводов достаточно высок. G20 ставит себе задачей вслед за аналогичными обязательствами, принятыми в 2009 году по линии «Группы восьми», снижение уровня стоимости денежных переводов в среднем до 5%. Соответственно, работа в этом направлении активно ведётся, но пока сказать, что достигнуты какие-то большие прорывы и весомые результаты в этом направлении, преждевременно. Хотя Россия на фоне партнёров по «двадцатке» в этом вопросе выделяется в выгодную сторону, поскольку у нас средняя стоимость денежных переводов давно ниже 5%.

Вопрос: Вопрос к Ксении Валентиновне: нет ли опасения, что нынешняя ситуация в Сирии и другие острые проблемы отодвинут те темы, которые вы подготовили для обсуждения лидерами в Санкт-Петербурге на задний план, то есть, что на повестке дня на первом плане будут совершенно другие вопросы?

Ксения Юдаева: Я не исключаю того, что в кулуарах и на двухсторонних встречах эта тема, безусловно, будет обсуждаться. С другой стороны, пока у нас нет никаких сигналов, что эту тему предлагается выдвинуть именно на сами сессии, и лидеры обычно очень дисциплинированно обсуждают те вопросы, которые стоят на повестке дня.

Более того, я, конечно, понимаю, что Сирия - очень важный вопрос, который сейчас висит в воздухе и активно обсуждается, но сегодня (я смотрела газеты) есть много других вопросов, которые мы собираемся обсуждать и которые стоят не менее остро. Последствия для разных стран от изменения политики Федеральной резервной системы США - этот вопрос каким-то образом может затрагиваться. Вопрос экономического роста, который является для нас приоритетным, - он, безусловно, для всех стран стоит очень высоко на повестке дня: что делать всем вместе и в каждой стране в отдельности. Вопрос, который здесь уже дважды поднимался, - это безработица и молодёжная безработица, в каких-то странах - неформальный и формальный рынки труда и создание рабочих мест. То есть, все эти вопросы стоят очень высоко на повестке дня, и, учитывая, что G20 - это экономический форум, они, конечно же, будут обсуждаться на саммите.

Вопрос: Вопрос Сергею Анатольевичу. 67 обязательств - это задача достаточно амбициозная и очень непростая. Всем понятно, что обязательства в один день, даже в несколько лет не решить, не выполнить. Но вот, на ваш взгляд, насколько 33 выполненных обязательства можно считать успешным результатом? Что вы считаете главным прорывом, главным успехом по результату доклада, по анализу всей проделанной деятельности?

Сергей Сторчак: Первое из чего надо исходить: вопрос содействия развитию - это вопросы национальных политик.

Второе. Через постановку задачи повышения эффективности содействия международному развитию страны-доноры вышли на необходимость большего взаимодействия, большей координации. Напомню, что Парижская декларация содействия международному развитию была принята всего-то в 2005 году. До этого 20-30 лет национальные политики содействия международному развитию развивались по собственным трекам. Доноры фактически не координировали ничего. Имеются многочисленные факты, когда в одну страну приходило по десятку, а то и два-три десятка доноров, которые, что называется, толкались на входе, и в результате эффективность часто значительных ресурсов была низкой. Если отбросить пики наиболее крупных потоков помощи или наоборот провалы, когда эта международная помощь падала, в среднем в год развитые страны или страны-доноры выделяют в районе 100 миллиардов долларов на содействие международному развитию. Ежегодно! Это большой ресурс.

«Группа двадцати» предложила после «Группы восьми» ещё один механизм координации международных усилий доноров. Может быть, чуть раньше появился другой механизм координации усилий доноров - так называемые страновые клубы, когда в одной конкретной стране объединяются усилия трёх-четырёх, может быть, десяти доноров. G20 попыталась как глобальный клуб объединить усилия доноров в глобальном масштабе и решать такие крупные проблемы, как упоминавшаяся мной продовольственная безопасность. Если все эти критерии использовать, то цифры достижений, которые вы упомянули, и тот факт, что это всего лишь результат первых трёх лет работы, я лично оцениваю очень положительно. Это хороший результат, и я бы пожелал многим неформальным клубам, тем более организациям, такие целевые ориентиры ставить и через относительно небольшой промежуток времени видеть, что 50% этих целевых ориентиров достигнуто. Повторюсь, это хороший результат.

Вопрос: Вопрос господину Бокареву. Скажите, пожалуйста, вот если мы посмотрим на развивающиеся регионы - Азия Африка, Латинская Америка - какому из этих регионов Россия отдаёт предпочтение в своих программах помощи?

Андрей Бокарев: Как известно, основные региональные приоритеты российской политики в области содействия международному развитию (СМР) зафиксированы в концепции участия России в СМР. Не секрет, что в качестве ключевых приоритетных регионов обозначены Восточная Европа и Центральная Азия. Дальше идут по степени убывания, но это не означает, что по степени значимости они в таком порядке расположены. Это Юго-Восточная Азия и страны Африки южнее Сахары, государства Южной Азии, Ближний Восток и так далее.

Здесь речь идёт, скорее, о том, что все последние годы на примере целого ряда крупных традиционных западных стран-доноров достаточно чётко прослеживается тенденция, когда политика содействия международному развитию движется в направлении некой оптимизации, сокращения числа потенциальных бенефициаров помощи. То есть никто не говорит, что та или иная страна выходит из какого-то региона. Но, тем не менее, во многих случаях очевидно, что страны, имеющие 40-50-летний опыт работы в этой области, для себя сделали вывод, что невозможно одновременно обеспечивать надлежащий уровень присутствия и эффективности программ своей помощи абсолютно во всех регионах и в большом количестве стран.

Сейчас очень чётко прослеживается тенденция по сокращению конкретного потолка числа этих стран, в которых в наибольшей степени те или иные доноры работают. Я считаю, что с точки зрения российского подхода, безусловно, нам следует тоже придерживаться такой же практики. Предоставляя достаточно ограниченные по объёму помощи ресурсы в десятки стран, мы в большинстве случаев просто не сможем продемонстрировать ни присутствие своей страны в этом государстве, ни достижение конкретных результатов. То есть этот вклад будет минимален и вряд ли принципиально изменит картину и радикально повлияет на уровень социально-экономического развития того или иного бенефициара помощи. Поэтому целесообразно концентрироваться на определённой группе стран, разрабатывать для них целый комплекс мер, которые дополняли бы друг друга, реализовывать эти меры в различных секторах экономики, которые не противоречили бы друг другу, и таким образом обеспечивать максимально высокий эффект и максимально высокую отдачу.

С точки зрения некоего процентного соотношения, как я уже сказал в самом начале, на протяжении последних лет достаточно чётко прослеживается тенденция, что регионы Восточной Европы и Центральной Азии находятся на первом месте среди стран-получателей российского содействия, что, на мой взгляд, вполне объективно, объяснимо и вряд ли может вызывать какие-то вопросы или недопонимание.

Вопрос: Вопрос госпоже Юдаевой. Каких конкретных результатов можно ожидать от саммита в Санкт-Петербурге, принимая во внимание, что решения в «Группе двадцати» носят, как правило, рекомендательный, а не обязательный характер?

Ксения Юдаева: Я думаю, что на итоги можно будет смотреть с двух точек зрения. Во-первых, это, безусловно, набор документов, который будет принят. Он включает и декларацию, и планы действий по всем направлениям работы «Группы двадцати». Это касается и Рамочного соглашения по обеспечению уверенного, устойчивого и сбалансированного роста, и сферы занятости, и плана действий в налоговой сфере, связанного и с работой, направленной на предотвращение эрозии налоговой базы и перемещением прибыли в юрисдикции с низкими налогами, и с автоматическим обменом информацией, и так далее. Определённые решения, выраженные также в такого рода документах, будут и по энергетике, и по торговле.

С другой стороны, можно говорить о некоторых содержательных результатах: что лидеры будут обсуждать, что будет содержаться в этих документах. Здесь я бы отметила те вопросы, которые мы неоднократно обсуждали. Это работа, которую Министерство финансов проделало по фискальным стратегиям, где, на мой взгляд, удаётся найти интересный баланс между задачами экономического роста и действительно фискальной стабилизацией в среднесрочной перспективе. Это также некоторые конкретные обязательства по структурным реформам в сфере инвестиций - часть стран, видимо, возьмёт на себя какие-то конкретные обязательства. Плюс разработана программа исследовательской работы, которая будет проделана во время австралийского председательства.

В сфере занятости разработан некоторый общий пакет мер. Его можно считать рекомендациями по лучшим практикам в сфере занятости, из которого каждая конкретная страна может выбирать наиболее подходящие для себя меры. Дело в том, что это та сфера, в которой единую политику ко всем странам точно никак нельзя принимать.

В энергетике будут обсуждаться и приняты дальнейшие шаги по развитию таких инициатив как JODI Oil и JODI Gas - это совместный обмен информацией в этой сфере. Мы рассчитываем, что лидеры поддержат работу, которая была проделана в сфере энергетического регулирования по взаимодействию регуляторов и поддержат продолжение работы этого формата в том или ином виде.

В сфере торговли - поддержка министерской конференции в Бали в конце этого года, продление standstill (обязательства о не применении новых торговых ограничений) и решение относительно того, какие практические планы действий можно уже разрабатывать по итогам совместной работы ВТО и ОЭСР по анализу глобальных цепочек создания стоимости. Также, я думаю, будет принято решение о продлении мониторинга протекционистских мер, который сейчас ведёт Всемирная торговая организация.

Безусловно, была проведена очень большая работа по подготовке доклада по развитию, но уже начата работа над тем, какими вопросами развития «Группа двадцати» будет заниматься в следующем году. Подготовлена Санкт-Петербургская стратегия в сфере развития, на основе которой в дальнейшем будет разработан детальный план, и он также будет обсуждаться с лидерами.

В целом, очень широкий набор мер будет обсуждаться и будет принят по итогам саммита. Повестка «Группы двадцати» достаточно широкая. Мы для себя её разбивали на восемь направлений. Причём ещё провели работу по их сокращению и «упаковке» нескольких разных тем в одну с организационной точки зрения. Россия приняла решение повестку не расширять и действовать в рамках уже заданной повестки.

Вопрос: Сейчас мы наблюдаем отток капиталов из стран БРИКС в развитые страны, будет ли это как-то обсуждаться на саммите и насколько это может повлиять на исполнение обязательств, которые выполняются сегодня?

Ксения Юдаева: Скорее всего, этот вопрос тоже будет затрагиваться на саммите. Но мне кажется, что в основном вопрос о так называемых побочных эффектах выхода Соединенных Штатов (и в дальнейшем, может быть, и других развитых стран) из нетрадиционных макроэкономических политик будет обсуждаться на встрече министров финансов в октябре, так же, как и вопрос достаточности инструментов страхования и необходимых совместных действий.

Два дня назад была конференция в Jackson Hole. Там очень активно на эту тему выступила Кристин Лагард (Директор-распорядитель Международного валютного фонда), и я думаю, что она будет продолжать мониторинг и представит своё видение необходимых действий в странах «двадцатки» частично на саммите, частично - на встрече министров финансов. Потому что в той степени, в какой это является вопросом монетарной политики, - это конечно вопрос министров финансов и председателей центральных банков.

Вопрос: Вы сказали, что будет предложена Санкт-Петербургская стратегия в области развития. Скажите, пожалуйста, вопросы неравенства будут там отражены? И в частности, в рамках официального трека Civil 20 была предложена Санкт-Петербургская инициатива по устойчивому, сбалансированному и инклюзивному росту. Скажите, пожалуйста, какова её судьба? Найдёт ли она отражение в финальных документах или предложениях?

Анна Валькова: В рамках встречи группы было принято решение, что, поскольку большинство задач, поставленных в рамках Сеульского плана действий, уже выполнены или находятся на пути к завершению, необходимо двигаться дальше и ставить новые задачи. Для этого был проработан вопрос с анализом того, что уже сделано и какие результаты получены, и где «Группа двадцати» видит всё-таки своё место в вопросах содействия развитию. Была выработана стратегия, которая позволит группе в дальнейшем уже более чётко определять свои задачи.

Основываясь на анализе предыдущей работы, было принято решение, что необходимо всё-таки сконцентрироваться на меньшем числе вопросов, поэтому некоторые темы были выведены за скобки рабочей группы по содействию развитию. В частности, изначально было принято решение, что вопросы торговли будут в дальнейшем обсуждаться только по линии шерп. Был произведён пересмотр и перегруппировка тем по некоторым направлениям. В частности, вопросы денежных переводов мигрантов у нас будут рассматриваться в контексте расширения доступа к финансовым услугам - такой подход посчитали наиболее эффективным и ориентированным на результат.

Таким образом, этот новый документ будет состоять из двух частей. Первая часть будет посвящена общим вопросам и будет определять политическую и стратегическую деятельность группы на дальнейший период, а приложением к этой стратегической бумаге будут несколько направлений, которые останутся в ведении группы - это развитие человеческих ресурсов и инфраструктура, продовольственная безопасность и ряд других.

Но я бы не стала забегать настолько вперёд, поскольку документ ещё, возможно, будет редактироваться, и это ещё его не финальная версия. То есть, финальную версию, естественно, все увидят по результатам саммита. Но в приложениях обозначены новые задачи по этим направлениям, и группа в следующем году уже будет ориентироваться именно на них. Мы ожидаем, что последняя встреча рабочей группы, которая состоится в сентябре, также будет посвящена определению шагов и плана действий по реализации этих новых задач, но уже в рамках австралийского председательства.

Ксения Юдаева: Я постараюсь коротко ответить про инклюзивный рост. Мы очень активно обсуждали на официальных треках работу Civil 20. У нас были презентации по разным направлениям: и у шерп, и в рабочих группах.

Но что касается инклюзивного роста, было предложение переименовать Рамочное соглашение в соглашение по устойчивому, сбалансированному, инклюзивному росту, но после общения с разного рода партнёрами было принято решение этого не делать. Потому что рамочное соглашение изначально было направлено на согласование макроэкономической политики и на борьбу с глобальными дисбалансами, - тему, которая до сих пор остаётся на повестке дня. Всё, что касается неравенства - это далеко не основная тема в этом вопросе. Многие партнёры высказывали опасения, что если мы внесём тему неравенства, то очень серьёзно изменим мандат группы.

С другой стороны, Россия в рамках своего председательства существенно повысила статус обсуждений в сфере занятости и повышения качества человеческого капитала - и по самому треку занятости, и в группе по содействию развитию было достаточно много достигнуто в этом направлении. Была проведена встреча министров труда и министров финансов. Этот вопрос был поднят из чисто социального вопроса в вопрос и социальной, и макроэкономической политики. В этой связи я считаю, что мы уже в рамках российского председательства достаточно серьёзно на практике обсуждали вопросы вовлечения более широких, оставшихся за пределами развития рынка труда, масс людей в экономический рост, и это будет российским наследием. Я думаю, что эта тема будет активно обсуждаться и в последующие годы, тем самым тема инклюзивности вошла в обсуждения внутри «двадцатки».

Вопрос: Можно несколько подробнее рассказать какие главные вопросы будут обсуждаться в сфере энергетики? Отдельно меня интересует проблема сланцевого газа и сланцевой нефти.

Ксения Юдаева: Детально вопросы сланцевого газа и сланцевой нефти, какие-то конкретные вещи группа по устойчивому развитию энергетической отрасли не рассматривает. Всё-таки это глобальная международная инициатива, там, прежде всего, вопросы, связанные с транспарентностью и с базами данных по добыче. В этом году мы более активно обсуждали вопросы эффективного регулирования, вопросы «зелёного роста» и традиционный для «Группы двадцати» вопрос - отказ от неэффективных энергетических субсидий. Раньше всегда очень активно обсуждался вопрос волатильности цен, сейчас дискуссия переходит больше в сферу эффективного регулирования, которое бы позволило снизить волатильность.

Вопрос: Не могли бы вы привести примеры каких-то уже выполненных, обязательств, удачных, на ваш взгляд, конкретных программ в сфере развития.

А так же Вы говорили о налаживании взаимодействия между различными направлениями деятельности «Группы двадцати», между различными группами, которые занимаются различными вопросами. Что, по вашему мнению, сейчас наиболее актуально?

Ксения Юдаева: В этой книге вы найдёте множество примеров выполненных инициатив.

Я бы хотела подчеркнуть очень большой прогресс по разным направлениям, по разным инициативам в сфере финансовой грамотности и доступности финансовых инструментов. Нам очень приятно, что это тема, которую в своё время Россия первый раз подняла в «Группе восьми», активно зажила своей жизнью, и в этом году в рамках G20 можно констатировать очень интересные результаты по этому вопросу.

В прошлом году, с учётом ситуации, которая тогда была, активно звучала тема продовольственной безопасности, и «двадцатка» очень много этим занималась, проводились и в прошлом, и в этом году встречи учёных в области сельского хозяйства. Потом заработала инициатива под названием AgResults, и в отдельных странах были реализованы её проекты - работает Тропическая сельскохозяйственная платформа, многие частные доноры активно участвуют в этом. Билл Гейтс, насколько я помню, как раз участвует в этом с точки зрения технологий.

Существенные результаты достигнуты в сфере развития человеческого капитала, начались действия по подготовке базы данных по профессиональным навыкам и пилотные проекты в четырёх странах. То есть действительно я бы даже не хотела вам сама называть - я бы вас отправила к этой брошюре, потому что как раз по конкретным инициативам дана очень детальная, конкретная информация.

Сергей Сторчак: А что касается взаимодействия, я всё-таки хотел бы подчеркнуть одну вещь - взаимодействие различных направлений деятельности «Группы двадцати». Интересно, что у нас получится по линии запущенного в Российской Федерации трека по источникам финансирования долгосрочных инвестиций и группы содействия развитию. Дело в том, что именно в рабочей группе по содействию развитию много внимания уделялось мерам по стимулированию развития мелкого и среднего предпринимательства. Сейчас наработки, которые сделаны там, могут быть использованы в исследовательской группе по долгосрочному финансированию инвестиций и наоборот. В связи с дискуссией, развернувшейся в Российской Федерации по мерам стимулирования мелкого и среднего предпринимательства, я Андрея Андреевича Бокарева попросил собрать всё, что наработано на глобальном уровне по стимулированию мелкого и среднего предпринимательства.

Хотел бы обратить внимание, что опыта использования средств суверенных фондов для развития малого и среднего предпринимательства в мире не существует. Видимо, мы возвращаемся к тем плохим истокам, когда мы всегда шли собственным путём и, казалось бы, то, что невозможно делать, у нас есть большое желание делать, развивать мелкое и среднее предпринимательство, находясь в столице, в центре Москвы, в пределах Садового кольца и по всей стране это дело развивать. В мире такого опыта нет. Те вещи, которые мы получили в рамках нашего председательства, - это большие документы, которые надо ещё обработать, посмотреть: там есть предложения, в том числе по принципам отбора проектов - какие проекты суверен должен выбирать, на что они должны быть ориентированы, прежде чем принимать решение об источнике финансирования. Это уже в мире существует. Хотя есть поручение - мы совместно с Министерством экономического развития Российской Федерации спорим, как же будем выбирать проекты, чтобы они были самоокупаемы, чтобы их можно было гарантировано финансировать за счёт ресурсов Фонда национального благосостояния с тем, чтобы эти ресурсы вернулись назад с прибылью, и пенсионеры в итоге не рисковали своими деньгами через тридцать лет. Спасибо.

Мультимедиа